Сайт высокой поэзии
Статьи.
  • Главная
  • Авторы
  • Блог редакции
  • Конкурсы
  • Форум
  • Видео
  • Фото и арт
  • О сайте
  • Помощь
  • Современная поэзия
    на видео
    Византийская сессия: стихи в пещерном городе
    Олег Воробьев - Постхристианское
    Олег и Ольга Воробьевы - Грифоны и львы Тавроскифии
    Юлия Комарова - Два стихотворения
    Радик Байрашев - Наитьем чаю грудь
    Олег Воробьев - Я возвращаю себе страну
    Крымские импровизации. Утёс. Апрель 2012
    Радик Байрашев - Крылья
    Олег Воробьев - Зима к востоку от Истра
    Вадим Алексеев - Мятеж
    Олег Воробьев - Луна октября

    Статьи о поэзии

    Современная поэзия как воля к сопротивлению

    Поэтика выбора

    Высокая поэзия как символ

    Апология высокой поэзии

    Рифма в современной поэзии

    О музыке в высокой поэзии

    Стихи и видео. Стихоклип как визитная карточка поэта

    Современная поэзия

  • Готический Альбом - антология современной поэзии

  • Статистика
    Яндекс.Метрика
    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Олег Воробьев

    Тантра. Любовь неумерших


    Иногда встречаются такие странные дома. Вы не замечали? Типичная новая улица на окраине города, где-то на выселках. Асфальта еще нет, дорога засыпана щебнем. Застройка - двухэтажные частные дома с небольшими приусадебными участками, огороженными неприятными глухими заборами. Ничего интересного.
    Дома отличаются друг от друга по декору, порой весьма простому и архитектурным решениям, подчас весьма аляповатым, но во всех них есть нечто очень похожее - они напоминают крепости, возведенные хозяевами для защиты своего скромного достатка. Это дома тех, кто намерен оборудовать свой кусочек счастья на этой земле. Подержанная иномарка хорошей фирмы, новая бытовая техника, с которой еще нужно разобраться, мебель не хуже, чем у людей, семья, дети, регулярный, хотя и не всегда качественный секс. Жизнь, черт побери. Идешь по такой улице и понимаешь, что все эти дома одинаковые. Да, все.
    Все, кроме одного. Нет, он вполне похож на остальные, достаточно ухожен и явно обитаем. Но какое-то отчуждение сквозит в его окнах, какой-то безнадежностью веет от газона перед крыльцом и альпийской горки в углу палисадника. Либо этот дом продается, либо его хозяева замыслили что-то странное.
    Это ощущение практически невозможно объяснить, тем более, что заглядывая внутрь, мы застаем несколько, может быть, хаотичную, но в целом, вполне пристойную обстановку. Видимо, для того, чтобы проверить себя, нам придется познакомиться с хозяевами. Посмотрим, чем они заняты.

    Мужчина и женщина отправляются в длительное путешествие. Завершают дела, приводят в порядок мысли, оставляют сообщения друзьям и знакомым, которым хотят что-то сказать перед расставанием. В общем, совершают необходимые приготовления. Собственно сборы в дорогу нельзя назвать слишком сложными - сумки и чемоданы ни к чему, в путь придется выйти налегке. Услуги туристических фирм, заказ авиабилетов и бронирование гостиничных номеров им также без надобности.
    Для каждого из них это путешествие является воплощением давней мечты, целью и вершиной прожитых лет, и подготовиться к нему они, конечно, предпочли бы основательнее. Однако в силу некоторых объективных обстоятельств на это нет времени. Медлить нельзя. Это подстегивает и заставляет сокращать ритуалы прощания, но мужчину и женщину не слишком волнует все, что они оставляют. Мужчина и женщина уже мертвы, хотя и не умерли. Их тела нормально функционируют, да только к этому моменту они успели истребить мир в себе и себя в мире, выполнив обязательное условие предстоящего путешествия, возвращаться из которого не собираются. Напротив, это путешествие они считают возвращением домой.

    Вечером мужчина и женщина обходят свой временный дом перед тем, как его покинуть. На кухне мужчина, используя штопор, откупоривает бутылку красного вина, прихватывает два бокала, а в гостиной ставит все это на стол, после чего открывает дверцу шкафа и достает из керамического кувшинчика сухое конопляное соцветие.
    "Помнишь, как во время нашей тусовочной молодости мы ездили за травой в Цветочное?", - смеется женщина.
    Мужчина понимающе хмыкает и прикрывает глаза. Конечно, он помнит золотой яблоневый сад, где между плодовых деревьев стояли роскошные кусты высокой травы с резными листьями. Из десяти таких кустов один был правильным, сулившим долгие вечера, наполненные беззаботным смехом, непринужденным общением и прихотливой игрой творческой фантазии.
    Но его надо было еще отыскать, и компания старых друзей, поэтов и разгильдяев, увлеченно обсуждала признаки, по которым можно определить нужное растение. Впрочем, в итоге любые признаки оказывались обманчивыми, и все это знали, поэтому каждый ломил кустов по пятнадцать и набивал этими сорняками большой баул - так, чтобы наверняка.
    Пока шла заготовка сырья, ветерок шумел в кронах высоких яблонь, и по земле скользили ажурные тени.
    После стирали с ладоней прилипшую к ним смолу конопли - "ручник", смешивали его с табаком, забивали в папиросную гильзу и курили, передавая "косяк" по кругу, а затем возвращались в город на рейсовом автобусе. На автобусной остановке "ручник" начинал накрывать, и авантюристы нелепо замирали под гнетом несущихся вихрем мыслей, чувств и фантастических образов, ожидая транспорта с перекошенными от чередующихся наплывов то ужаса, то смеха лицами, и полными сумками криминального силоса.
    В городе все разбегались по домам, и начинался период проб и ошибок. На третьей или четвертой пробе к кому-то приходила удача, тогда счастливый обладатель психоделического богатства начинал обзванивать приятелей - по обычному городскому, мобильных в то время еще не было. "Есть!", - сообщал он в трубку. "Точно?", - следовал строгий вопрос. На другом конце провода шелестом ручья звучало: "Ураган!". И вечером вся тусовка собиралась на светлый праздник Куста.
    Это было веселое хулиганское ребячество, и это было прекрасно. Да, он помнит, как волной лилась музыка, как звучали стихи, как сияли улыбки. Пусть все умерло и поросло мхом забвения, эти голоса из прошлого он заберет с собой.

    Так развлекались в Симферополе в восьмидесятых - начале девяностых, когда город окружали целые поля дикорастущей конопли. Позднее эти поля, существовавшие здесь еще со времен древних скифов (в V веке до н. э. Геродот в своей "Истории" рассказывал о скифских традициях ритуального употребления конопли), были уничтожены сотрудниками спецслужб - сначала украинских, затем российских, противозаконными угрозами вынудивших местных крестьян бороться с "наркотиками". Естественно, "силовики", которых злая молва упорно обвиняет в известного рода связях с рынком тяжелых наркотиков, никогда не были заинтересованы в доступности безобидной и бесплатной "травки".

    Мужчина протягивает руку к стопке рекламных проспектов, которыми ежедневно заваливают почтовый ящик, и берет первую попавшуюся бумажку. Ей оказывается агитационная листовка кандидата в депутаты от правящей фашистской партии. Гладкая, холеная, нисколько не обезображенная интеллектом физиономия бывшего бандита, в соответствии с генеральной линией ставшего пропагандистом высокой нравственности и семейных ценностей. "Духовность и патриотизм - залог стабильности и процветания". Тяжелый взгляд опытного рэкетира ясно дает понять, что будет с теми, кто не захочет такого процветания.
    Мужчина слегка сгибает листок, отчего рэкетиру приходится скривиться. Пальцы разминают сухую коноплю, и дурь сыплется прямо на лоснящуюся глянцем харю кандидата. Туда же отправляется табак, вытряхиваемый из сигареты. Когда все готово, мужчина закуривает и передает "косяк" женщине. Они делают по три глубоких затяжки, задерживая дым и выпуская его кольцами. Затем вновь отправляются бродить по дому.
    Трава начинает накрывать. Мужчина зачем-то включает телевизор. На экране мельтешат бесконечные новости - бегущие люди, разрушенные артобстрелами здания, движущиеся колонны военной техники. Умело подобранные случайные прохожие заявляют о полной поддержке политического курса, требуют немедленной расправы над всеми этими наркоманами и гомиками, нарушившими заветы отцов. Важное сообщение - фюрер в сопровождении первосвященников посетил музей, где примерил корону древних императоров. Выражение лица у фюрера кислое, корона съезжает ему на ухо. Мужчина и женщина не могут удержаться от сатанинского смеха.
    Ведущий телепрограммы зычно восклицает: "К другим новостям!", и "окно в мир" показывает другого фюрера и других фашистов - вражеских, из сопредельного государства. Толпы скачущих злобных болванов в нелепых и архаичных деревенских нарядах, похожих на обторчавшуюся амфетаминами массовку какого-то дурацкого этнографического фестиваля, выплескивают в эфир помойные ведра примитивной агрессии. А вот и хозяева вражеских фашистов, политические лидеры противоположной части света: рыбьи глаза, чопорные лица с явными признаками вырождения, обладатели которых без колебаний называют черное белым и явно считают себя вправе повелевать всей планетой.
    И на закуску - позитив: местный фестиваль патриотического искусства. Улыбающиеся гламурные деятели искусств позируют с боевым оружием.
    Зрелище становится совершенно омерзительным.
    Оба отлично понимают, что происходит. Гуманистическая цивилизация потерпела крах, уступив место постмодернистскому голему, наспех собранному из элементов исторической реконструкции и национально-религиозного фетишизма. Обезумевшие технократы готовят человечество к большой войне, которая, по их мнению, отрегулирует его численность, решит все проблемы и спишет все преступления.
    Окружающее начинает соответствовать этому замыслу в самых тонких деталях. В какой-то момент понимаешь, что жить, как раньше, больше не получится.
    Мужчина выключает телевизор. Женщина уже не смеется и задумчиво произносит:
    - Лет через пятьдесят, не раньше. Или через сто.
    Мужчина качает головой и возражает:
    - Скорее всего, никогда. Колесо вращается, но никуда не едет.
    - Но хотелось бы верить в лучшее, - холодно усмехается женщина, - Хотя, может быть, лучшего им и не надо.

    Она подходит к окну, но не видит деревьев окружающего дом сада. Перед ее глазами мельтешат картинки последнего допроса. Следователь, невзрачный корректный человечек с бегающими глазками, не говорил, а произносил текст, ставший для него привычным:
    - Ваш интернет-ресурс был закрыт в соответствии если не с буквой, то с духом нашего законодательства.
    Обычно она отвечала на подобные реплики сдержанно и односложно, указывая на отсутствие законных оснований для ее преследования, но на этот раз ее повело.
    - Ваше законодательство как-то дурно пахнет.
    - Общество защищает свои интересы, - засуетился чиновник, - Я тоже люблю искусство, но все мы должны понимать. Понимать главное. Общественный запрос на возрождение нравственности - это воля большинства.
    - Может быть, большинству следует кое-что объяснить? Если бы этого иногда не происходило, мы до сих пор жили бы в пещерах. Вам знакомо такое слово - просвещение?
    - Под предлогом просвещения к нам слишком часто проникает всякого рода эктремистская пропаганда, - возразил человечек и добавил:
    - Я не имею в виду вас лично. Пока не имею. Но я не рекомендую вам в дальнейшем заниматься подобного рода деятельностью.
    - Я поняла.
    - Вы же знаете, какая сейчас внешнеполитическая ситуация.
    - Я не интересуюсь политикой.
    Подписывая протокол, она заметила на столе фотографию счастливого семейства в аккуратной рамочке. Ради семьи хлопочет - автоматически подумалось ей.
    И стертая до исчезновения пупка сука-прокурорша наверняка идет на все в надежде на спокойную старость у семейного очага.
    Иллюзия грядущего обывательского счастья заставляет этих людей хладнокровно заедать других. Они не знают, что такое карма. Они не верят в то, что проклятия сбываются. В памяти вспыхнули строки Цветаевой из "Поэмы Горы":

    Дочь, ребенка расти внебрачного!
    Сын, цыганкам себя страви:
    Да не будет вам места злачного,
    Телеса, на моей крови!
    Тверже камня краеугольного,
    Клятвой смертника на одре:
    Да не будет вам счастья дольнего,
    Муравьи, на моей горе!


    Она даже слегка поежилась, ощутив силу этого заклинания.
    На прощание чиновник решил обратиться к ее здравомыслию.
    - Вы напрасно портите себе жизнь из-за мнимых принципов и стремления к сомнительной популярности, - сказал он, - Как говорится, плетью обуха не перешибешь. В другое время я мог бы вас понять. Но общество требует от нас, и мы должны соответствовать. Вы легко могли бы найти другое применение своим талантам. Ваше упрямство выглядит смешно. Неужели вы нас так сильно ненавидите?
    Она уже направилась было к выходу, но обернулась, и глядя на него в упор, произнесла:
    - Да!
    Сказано это было совсем негромко, однако настолько отчетливо, что следователь отступил на шаг.
    Конечно, говорить этого было нельзя. Но иначе она не могла, что-нибудь подобное рано или поздно все равно бы случилось. Это ее война.

    Мужчине тоже есть, о чем вспомнить, но он думает о другом. Его все еще занимают мысли о правильном переустройстве всего мира. Типичная русская черта, между прочим. Кому-то импонирующая, кого-то раздражающая, но характерная.
    - Знаешь, было время, когда я думал, что можно что-то изменить.
    Она отзывается эхом:
    - Было время!
    И после небольшой паузы добавляет:
    - Но это было время заблуждений. Ничего нельзя изменить. Можно только уйти. Ты же знаешь. Налей немного вина, кстати. Нет, подожди!
    Она берет со стола телефон и разглядывает его, нажимая на клавиши,затем протягивает мужчине.
    - Совсем забыла. Прочитай-ка вот это. На, посмотри.
    Он берет гаджет и читает сообщение, отправленное с неизвестного кракозябристого адреса:

    "Дорогая моя, привет! Ты поймешь, кто я такая, если вспомнишь горы, на которых мы были все вместе - Сюйрень, Эклизи, Караби. Как это было классно!!! Но сейчас все плохо. Совсем плохо((( Мой сегодня узнал, что вам обоим грозит ужасная опасность. Они занялись вами всерьез. Его работа и твой сайт. Вам надо бежать прямо сейчас! Слышишь меня, НЕМЕДЛЕННО! Я тебя очень прошу! У вас всего несколько часов! Они всегда приходят ночью. Из страны уже поздно((( Берите самое необходимое и уезжайте в деревню, в которой были сладкие абрикосы. Я знаю, ты помнишь. Там есть община. Твой знает. Они хорошие люди, они помогут. Позже мы выйдем на связь. Удали мессагу, пжл. До встречи! Удачи вам! Обнимаю обоих! Твоя...".

    - Да, я знаю, о ком она пишет, - говорит мужчина, - Я как-то случайно оказался в гостях у этих людей. Это и впрямь религиозная община. Но они действительно верующие в отличие от всей этой сволочи. Настоящие верующие. Да, не забудь удалить.
    - Настоящие верующие? - вскидывает брови женщина, принимая из рук мужчины свой телефон и удаляя прочитанное сообщение, - Разве такие еще бывают?
    - Я сам удивился. Но похоже, что так. Я встречался с ними по работе, и нам приходилось довольно плотно контачить потому, что дело было непростое. У этой общины вышел конфликт с местными властями, которые внаглую собирались хапнуть у них землю. Родственничку какого-то патриота остро понадобилась дача в горах. Я сделал, что мог, и в итоге он остался без дачи. Так вот, они говорили мне, что вообще не приемлют этот мир, основанный на подлости, и ждут его уничтожения. К сожалению, они также не приемлют насилия. Но в чем-то они подобны нам. Думаю, они действительно постарались бы нам помочь.
    Женщина задумывается на мгновение, постукивая пальцем по телефону и кивает:
    - Мы не забудем о них.
    После небольшой паузы она произносит:
    - Время идет. Не боишься того, что мы не успеем?
    - Я всю жизнь боялся опоздать и всегда опаздывал, - возражает мужчина, - Сейчас не боюсь. Раньше мне постоянно не хватало времени. Когда в нем была острая необходимость, оно уходило стремительно. А теперь я чувствую, что сам становлюсь временем, и бежать от меня ему больше некуда.
    - Ни фига себе загнул! - женщина смеется просто и беззаботно, как будто все у них в порядке. Он внимательно смотрит на нее - на ее волосы, фигуру, складки одежды - и поражается тому, как она прекрасна. Долго, слишком долго он этого не замечал. Нет, замечал, конечно, но не так, как сейчас. Совсем не так.
    Улыбнувшись ей, он идет к столу и наполняет бокалы на треть, затем возвращается, передает бокал женщине, а свой поднимает и рассматривает на свет. На его лицо падает кровавый отблеск.
    - Вино нюхали, налили в стаканы, глядели сквозь него на исчезающий перед грозою свет в окне. Видели, как все окрашивается в цвет крови, - цитирует он, - Странно только, что вино не отравлено, как это было в "Мастере и Маргарите". Правда, оживить нас было бы некому.
    - Нам это не нужно. Но мы сделаем то же самое, - ровным голосом отвечает женщина.
    - А вдруг не получится? Как быть, если мы останемся здесь? - в голосе мужчины слышится нотка иронии.
    В глазах женщины вспыхивают дерзкие огоньки, которые всегда ему нравились:
    - Получится! Я так хочу!

    Пару глотков вина освежает и смягчает действие травы, расцвечивает опьянение новыми красками, наполняет мир чувственной тяжестью. Окружающее пространство пульсирует, то расширяясь до необъятности, то сжимаясь до размеров маленькой аскетично обставленной спальни с низким ложем и зеркальным потолком. Женщина открывает окно, и в спальню врывается ветер, пахнущий молоком и мятой. Она поворачивается к мужчине и легонько проводит пальцем по его лицу.
    - Это вместо поцелуя, - говорит она.

    Уже много лет они не были любовниками, совершенствуя технические приемы сексуальной магии исключительно посредством общения с энергетическим феноменом, известным средневековью под названиями инкубов и суккубов, которым в нашей традиции соответствует образ огненного змея, опасного и гибельного соблазнителя.
    Занятия сексом с энергетическими элементалами из иной вселенной, способными принимать человеческий облик, не имеют ничего общего с мастурбацией, как могут подумать некоторые энтузиасты. Адепты школ "левой руки" не интересуются рукоблудием, их устремления направлены на более сложные вещи.
    Все визуальные, тактильные, обонятельные и прочие ощущения, испытываемые адептом во время такого контакта, в совершенстве соответствуют тому, что можно ждать от хорошего секса, интенсивность наслаждения иногда превосходит все мыслимые пределы, однако энергетическая суть происходящего принципиально отличается от нормального соития. Никакого алхимического взаимодействия мужского и женского начала здесь не происходит, про "инь" и "ян" и речи нет, как и сведений о наличии у элементалов разделения по половому признаку. Поэтому назвать эти связи полноценным сексом тоже не получится.

    Кроме того, инкубы и суккубы не обладают тем, что мы называем душой или личностью, их интересует исключительно жизненная сила человека, которой они питаются. За общение с этими энергетическими вампирами приходится платить, и достаточно дорого. Зато в обмен они готовы на все, ведь это им ничего не стоит - они всего лишь предоставляют нам пластичный сгусток энергии, на который мы проецируем собственные грезы и фантазии, превращая его в пленяющий нас образ.
    Человечество сожительствует с инкубами и суккубами на протяжении тысячелетий, о чем завуалированно или прямо повествует множество преданий, мифов и поэм. Некоторые религиозные системы видели в этих сущностях посланников рая, некоторые объявляли их исчадиями ада, хотя в моральном смысле элементалы абсолютно амбивалентны, они не добрые и не злые - они просто голодные.
    Впрочем, обитают они в ином измерении, и установить с ними контакт получится далеко не у каждого, а кормить ли их - это зависит только от нас. Многие кормят, поскольку инкубы и суккубы являются идеальными объектами воплощения эротических фантазий , взаимодействие с которыми не накладывает на нас абсолютно никаких моральных обязательств. С ними можно обращаться по своему усмотрению.

    Печальна участь обывателя, каким-то образом случайно обнаружившего путь в миры, населенные этими существами. Какой-нибудь тихий маньяк, слывущий примерным семьянином, будет бесконечно насиловать, подвергать изощренным пыткам и уничтожать свои жертвы до тех пор, пока вскоре сам не умрет от энергетического истощения.
    Элементалы не испытывают боли, хотя проекция виртуозно изобразит необходимые страдания. Проекцию можно предельно натуралистично убить хоть тысячу раз, не причинив суккубу ни малейшего вреда. Зато жизненная сила человека ограничена, и в подобных экспериментах исчерпывается достаточно быстро. Так что маньяк обречен.
    Впрочем, та же судьба постигнет и пожилую леди, обожествляющую своего томного юношу и стремящуюся ежечасно окружить его материнской лаской. И даже полные сил молодые люди, наконец-то нашедшие способ безотказного и кажущегося безопасным удовлетворения своей естественной чувственности, начнут бледнеть и чахнуть буквально на глазах. Финал любого варианта, исключающего использование определенной техники безопасности, в общем-то предрешен.

    Иначе поступают более продвинутые индивиды, сознательно практикующие сексуальную магию. Благодаря выработанной дисциплине, являющейся следствием четкого осознания особенностей происходящего процесса, они кормят элементалов дозированно, не позволяя им слишком разожраться, а самим себе - погибнуть. В силу этого их жизнь с подобным сексуальным партнером может быть долгой и счастливой, если под счастьем следует понимать регулярный качественный секс без сопутствующих неприятностей в виде нежелательной беременности. Нетрудно догадаться о том, что контакты с элементалами абсолютно бесплодны в том, что касается деторождения, однако их результатом является бесценное знание.
    Элементалы легко подключаются к информационному полю, которое проще всего будет назвать коллективной эротической памятью человечества, и способны обучить взаимодействующего с ними адепта самым изощренным сексуальным техникам, на которые способно наше тело, разогретое похотью и подстегнутое воображением.
    Фишка в том, что среди этих практик существуют совершенно необычные вещи, способствующие выходу тонкого эфирного тела из физической оболочки и его слиянию с эфирным телом сексуального партнера. Это истинный акт творения, образующий андрогина - обладающее непостижимыми возможностями духовное существо, объединяющее мужское и женское начало.
    Наслаждение можно назвать приятным, но побочным эффектом занятий сексуальной магией. Ее целью, как и целью любой магии являются сила и власть, единственные реальные ценности, существующие во Вселенной. Если прямая честность этого высказывания кому-то покажется слишком грубой, мы готовы сказать иначе - сила духа и власть над обстоятельствами.
    Но даже сила и власть беспомощны без одушевляющей их любви, придающей высший смысл их существованию. Любовь - это зеркало, перед которым сила и власть красуются, чтобы осознавать свое величие.
    Вот об этом мы и будем говорить здесь и далее - о любви, силе и власти.

    Окончание




    Облако тегов
    духовная лирика пейзажная лирика медитативная лирика гражданская лирика стихи о России любовная лирика Лирика конкурсы Мистика сонет философская лирика сюрреализм без рубрики сатира готика твёрдые формы философия экспрессия Авангард философская религиозная Любовная эксперимент Лера Крок эротика юмор любовь стихи без рубрики выбор пути военная лирика антирелигиозная лирика поиск смысла смысл жизни - философская лирика городская лирика религиозная лирика пейзажная эзотерика осень душа весна медитативная гражданская Любовная лирика. смерть сказка состояние души Жизнь сон Воспоминания стихи о снах Иронические стихи поэма судьба память пейзажно-философская лирика стихи о жизни ночь одиночество новый год время экспромт Психоделика темная поэзия сатира и юмор филосовская лирика детство ассоциативная лирика мечта


    Copyright Сайт высокой поэзии © 2009-2017 18+ При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна Хостинг от uCoz