Вздор рифмы, вздор стихи! Нелепости оне!..
К. К. Случевский
Сайт высокой поэзии
Регистрация | Вход Фашисты и сортир - Форум поэтов  
  • Главная
  • Авторы
  • Блог редакции
  • Конкурсы
  • Форум
  • Видео
  • Аудио
  • Фото и арт
  • О сайте
  • Ссылки
  • [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS]
    Страница 1 из 41234»
    Модератор форума: Ecce_Chaos, Inok 
    Форум поэтов » Литературный раздел » Форум свободной публикации стихов » Фашисты и сортир (стихи о нелёгкой судьбе оккупанта)
    Фашисты и сортир
    АкилаДата: Воскресенье, 27.01.2013, 13:01 | Сообщение # 1
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    Предупрежу сразу: я себя поэтом не считаю. Даже начинающим не. Всё началось когда я решил маленько потроллить нациствующих подростков на фтанчиковом форуме вот этими строчками:

    Стояла весна, воробьи щебетали,
    Неделю назад отстучала капель,
    А в сельском сортире, Устав нарушая,
    Кормил паразитов собой герр Аксель.

    Он был белобрыс, обладал между делом
    Женою Гертрудой и нажил детей.
    Но вот он в сортире, нечист, пухл телом
    Кто мог бы подумать! О, бедный Аксель!

    А все начиналось так ловко и славно,
    Ревели моторы, пил шнапс экипаж
    Понтоны качались под танками плавно:
    Шел Вермахт на Руссланд, по-нашему, в раш.

    И вроде сначала все было отлично,
    Ничто, так сказать, не сулило беды.
    И темп наступленья держали приличный
    И лето пьянило и вдоволь еды.

    Противник был слаб, унтерменшем был признан,
    За смерть мирняка не грозил трибунал
    И Аксель насиловал девок по избам,
    А чтоб не рожали - он их убивал.

    На славном пути от границы к сортиру,
    Давил он медпункты, подводы, детей.
    А в городе N, в коммунальной квартире
    Дождался повестки Вашутин Андрей.

    Андрей был типичным рабом сталинизма:
    Пахал на заводе, учился стрельбе,
    Директором он как стахановец признан
    И был чемпион по французской борьбе.

    Короче, Андрея в разведку призвали
    И в тот неприятный для Акселя день,
    Начштаба товарища А.В. Бывалина,
    На карту района легла грозно тень.

    По данным пилотов, там танки под сеткой,
    А медлить нельзя, поджимают срока.
    Ну значит придется работать разведке
    Доставить к рассвету сюда языка.

    -Попрыгали! Вася, поправь магазины!
    -Серега, оставь покурить мне чутка,-
    Вашутин сказал и толкнул друга в спину.
    -Собрались? Ни пуха нам и ни пера.

    Курил и Аксель. Расстегнув верх шинели,
    Он вышел на воздух, томилась душа.
    А сзади, крадясь осторожно меж елей,
    К нему подходил человек с ППШ.

    Взметнулся приклад, немец грохнулся оземь
    Был тут же сноровисто связан ремнем,
    Обыскан, и карточки, штук где-то восемь
    Вашутин нашел между делом на нем.

    На карточках Аксель был грозен и весел,
    Ногой попирая убитых тела.
    -Короче, ребята, кончаем на месте.
    -Мы танки видали, сомнений нема.

    Его довели до кривого сортира,
    Аксель стал лицом неожиданно сер,
    Подбили под ноги, ударили в спину,
    Вашутин сноровисто вынул НР.

    Напрасно льет слезы в платок фрау Гертруда,
    Супруг не вернется, не стоит и ждать.
    Не выпьет свой шнапс и не скушает штрудель,
    И киндеров папхен не сможет обнять.

    Стояла весна, воробьи щебетали,
    И месяц назад отстучала капель,
    В советских траншеях вручали медали.
    Свою получил и Вашутин Андрей.
     
    Профиль  
    АкилаДата: Воскресенье, 27.01.2013, 13:02 | Сообщение # 2
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    Стихи, понятно, слабые, но поклонникам Гитлера очень "понравились", так что пришлось продолжить:

    Я совсем не любитель насилья,
    Кровожадность оставлю другим.
    Расскажу вам про Хермана Вилли.
    Хрен с ним, с Вилли - оставлю живым.

    В панцерваффе служил Херман Вилли
    И командовал танком Т-3.
    Добрым был, его дети любили,
    Ну и он не чурался любви.

    Вот, бывало, достанет конфетку,
    Позовет пацаненка: "Иван!"
    И отправит Ивана к соседке,
    Поглядеть, нет у ней партизан?

    Партизан он боялся особо.
    Чуть поменьше отправки на фронт
    И Ивану он часто сурово
    Говорил: "Партизан нихт пройдет!"

    А Иван соглашался конечно,
    Иногда получал шоколад.
    Он топил немцам вечером печку,
    И писал донесенья в отряд.

    В партизанский отряд "Смерть фашизму"
    Пацаненок прибился зимой,
    Когда Вилли спалил его избу
    И повесил семью за рекой.

    К счастью, Вилли не помнил Ивана
    И частенько прорезав леща,
    Подгонял: "Малтшик, так твою маму!
    Шнеллер, марш за дровами, я-я!

    Автомата Ивану не дали
    Хотя он и просился в отряд,
    Но однажды, бредя за дровами,
    Он в овраге нашел артснаряд.

    Дальше дело осталось за малым.
    Рассудив: "Одного, но убью!"
    Врыл снаряд у моста, за амбаром
    И замаскировал колею.

    По счастливой случайности, утром,
    Вилли вел за амбаром свой танк.
    В профилактику, к гауптману Курту,
    Заменить износившийся трак.

    Жопу Вилли нашли на березе,
    Ну а руки нашли под мостом
    Вилли выжил, к чему эти слезы?
    Но остался с тех пор дурачком.
     
    Профиль  
    АкилаДата: Воскресенье, 27.01.2013, 13:03 | Сообщение # 3
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    Дальше пошло лучше:

    Размокшая степь посреди Казахстана.
    Апрель. И Берлин еще даже не пал,
    А в нужнике рядом с будкой охраны
    Ариец лопатой дерьмо разгребал.

    Натужно пикируют жирные мухи,
    Снуя перед самым арийским лицом.
    А помнишь как ты за штурвалом той "штуки"
    Немецкую вонь свою нес в русский дом?

    Ты вспомни, дружище, потомок тевтонцев,
    На Ладожском схватку один на один:
    Твой "юнкерс", холодное зимнее солнце,
    Полуторка, снег из под стоптанных шин.

    Как ты на гашетку давил увлеченно,
    На третьем заходе снеся задний борт,
    И хлеб. Замороженный, звонкий и черный
    С разбитого кузова падал на лед.

    Он все же ушел, безымянный водила,
    А ты израсходовал боекомплект.
    От солнца звено "ишаков" заходило:
    Водила ушел, ну а ты, к счастью, нет.

    Подбили, нашли, обложили, скрутили,
    Допрос, товарняк и бескрайняя степь.
    Тебя, белобрысый, не предупредили?
    Отсюда два выхода: плен или смерть.

    Ну, что размечтался, арийская падаль?
    Вон яма нечищена, сам погляди.
    Ферверц, твою мать. И не сметь духом падать.
    Нагадить - нагадил? Теперь убери.
     
    Профиль  
    АкилаДата: Воскресенье, 27.01.2013, 13:04 | Сообщение # 4
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    Ну и так далее.

    "Домино":

    История эта проста как мычанье,
    Трагедий таких по сту на этаже.
    Село под Прилуками. Утро печальное.
    Немец в сортире сидит неглиже.

    Был Отто известен натурою тонкой
    Широкому кругу обугленных лиц.
    Он как-то в конюшне сжег бабу с ребенком,
    Но очень любил щебетание птиц.

    Стоял позабыт карабин у сарая,
    Придерживал Отто открытою дверь
    Орал соловей у переднего края,
    А может и дрозд - ну поди тут проверь.

    Короче, недолго рассказу тянуться.
    И Отто уж было покинул насест,
    Но только собрался от неги проснуться,
    Как из лесу грохнул в него АВС.

    Схватившись за ногу и доски марая,
    Истошно и бешено Отто кричит.
    Раздроблена кость у него берцевая,
    Останется Отто навек инвалид.

    На зов прибежал Клаус Шульц с автоматом,
    Но тут же сложился, держась за живот.
    Ногами заскреб, что-то выкрикнул матом,
    Задергался, выгнулся, вот-вот помрет.

    За Клаусом - Франц, а потом Генрих с Фрицем
    Пытались товарища как-то спасти,
    Но снайпер умело дырявил им лица,
    Брюшины и жопы, Исусе прости.

    А Отто страдал от бессилия злого
    И глядя на корчи убитых друзей,
    Не сдерживал плача и крепкого слова,
    Ворочаясь в луже крови и соплей.

    Итог столкновения прост и понятен:
    Лесок был накрыт минометным огнем,
    Прочесан, зачищен и снайпер был найден.
    Теперь пару слов для порядку о нем.

    Он шел с окруженья вторую неделю,
    Голодный, небритый и в грязных бинтах.
    При нем партбилет, АВС скорострельный,
    Четыре гранаты и сажень в плечах.

    Когда оцепленье сорвало растяжки,
    И рощу наполнили крики и дым,
    Стрелок был таков: сквозанул по овражку,
    Нейтралку прополз и добрался к своим.

    А Отто вернулся домой в Баден-Баден,
    Навек обретя тишину и уют.
    Войною конечно немного подавлен,
    Он срался всяк раз когда слышал салют.
     
    Профиль  
    АкилаДата: Воскресенье, 27.01.2013, 13:06 | Сообщение # 5
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    "Чудеса партизанской медицыны":

    Густым перелеском, пустующим полем
    Дымил безмятежно чужой паровоз.
    Промеж деревень, огорошенных горем,
    Под Гомель на фронт пополнение вез.

    В четвертом вагоне, стульчак попирая,
    Сражался с запором фельдфебель Альберт,
    Застигнут среди партизанского края
    Позорным недугом и планом "Концерт".

    А в это же время, кустах у "железки",
    Пристроив на кочке удобней винтарь,
    И глядя недобро, совсем не по-детски,
    Держала свой сектор Людмила Бондарь.

    Людмиле исполнилось целых тринадцать,
    Когда немцы встали постоем в их дом,
    Убили за плач годовалого братца
    И взяли ее на полу впятером.

    Так кончилось лето и детство Людмилы,
    Был голод, скитанья, попала в отряд.
    Ходила два года по краю могилы,
    В которой уже миллионы лежат.

    Но вот показался состав из-за леса.
    Людмила, к плечу трехлинейку прижав,
    Не чувствуя страха, не чувствуя веса,
    На насыпь глядит как на мышку удав.

    Рванула под рельсой закладка сапера,
    Ударила тяжко по телу земля,
    Альберт, излечившись в момент от запора,
    В окошко летит, обмарав труселя.

    Стегнул пулемет, пробивая вагоны,
    Меняя на кровь оружейный нагар.
    Рванула цистерна, послышались стоны,
    Предсмертные крики, занялся пожар.

    Мечась между пулями, прыгая в пламя
    Кишки собирая обратно в живот,
    Пехотная рота погибла в бедламе.
    От пули, от жару - а черт разберет.

    Людмила узнала Альберта не сразу,
    Насильник ее изменился с тех пор:
    Запуган, притих, экскрементом измазан,
    Во взоре потух молодецкий задор.

    Фельдфебель качался на старой березе,
    Сжимая губами отрубленный член.
    Зачем партизанам насильник в обозе?
    Людмила просила не брать его в плен.
     
    Профиль  
    АкилаДата: Воскресенье, 27.01.2013, 13:08 | Сообщение # 6
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    "Каким бывает снег":

    Штурмовой батальон рвался в ночь на зарницу пожара:
    Отступая на запад, зверьё выжигало село.
    Человеческий крик из объятого жаром амбара
    Не смягчал одичавшее в бойне фашистов кубло.

    На подходе штурмбат развернул боевые порядки,
    Третья рота пошла по оврагу охватом во фланг.
    Будет бой, надоели всем драпы, отходы и прятки,
    Будет драка, гвардейцы играют со смертью ва-банк.

    Пробирая до почек, дрожать заставляя коленки,
    Первобытные страхи будя, как замах топора,
    Накрывало село и металось от стенки до стенки
    Громовое, протяжное, полное злости "УРА!!!"

    В чём заглавный секрет скоротечного боя в застройке?
    Как победы достичь в перестрелке меж сомкнутых стен?
    Бей врага где увидишь! В сарае, в избе, на помойке!
    Бей его как увидишь, чтоб он не успел сдаться в плен!

    Отгремело стаккато "максима", затихли разрывы,
    Время словно устало: притихло, замедлило бег.
    Вы видали как плачут зимой обгоревшие ивы?
    Вы видали замешанный с сажей и копотью снег?

    Чёрный снег? Эка невидаль! Там, за церквушкой опрятной
    (Милосердие немцев похоже не знает границ)
    Нежно-розовый снег под шеренгой детей аккуратной.
    Два десятка отныне навеки испуганных лиц.

    Снег бывает карминным, бывает и чёрным от сажи.
    Белым тоже бывает. Ну, будет. Потом. Не сейчас.
    Но гораздо мразотнее, до беспредельности гаже,
    Жёлтым делает снег обдриставший штаны педераст.

    Замполит Васильков был поставлен стеречь пленных стадо,
    Пресекать самосуд, разъяснять, отгонять и тэде.
    Только вдруг он сказал: "Ну, ребята. Кому-нибудь - надо."
    Развернулся к обоссанным фрицам и вынул ТТ.
     
    Профиль  
    АкилаДата: Воскресенье, 27.01.2013, 13:09 | Сообщение # 7
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    "Обратная сторона вермахта":

    Десантная рота вермахта стояла в лесу на привале.
    Ефрейтор с фамилией Бутхурт опасно урчал животом.
    Мечталось Бутхурту о доме, о тёплом сортире, медали.
    Схватив пипифакс, он с винтовкой в чащобу полез напролом.

    Устроившись тихо над ямкой, Бутхурт замечтался о всяком.
    Мечтал как получит усадьбу и и десять молочных коров
    Как только дойдёт до Урала, поставив противника раком,
    А всех кто стрелять побоится, он сделает стадом рабов.

    Сержант Карацупа не ведал об участи будущей рабской,
    Хотя он стрелять побоялся: подмога прибудет на раз.
    Он просто погладил Ингуса: собаки не могут без ласки,
    Схватил автомат поудобней и тихо скомандовал: "Фас!"

    Чепрачной размытою тенью метнулся Ингус меж кустами.
    Ефрейтор Бутхурт подтирался, опершись на крепкий приклад.
    Кляня комаров, потянулся, нагнувшись, рукой за штанами.
    Ингус оценил обстановку и выцелил вражеский зад.

    ***

    Бутхурт не сидел на допросе и в лагере военнопленных.
    И даже в немецких анкетах он честно писал: не сидел.
    Исак Авраамович Белкин, хирург из породы бесценных,
    Ингусом отъетую жопу, на место пришить не сумел.
     
    Профиль  
    АкилаДата: Воскресенье, 27.01.2013, 13:10 | Сообщение # 8
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    Погожим декабрьским полднем
    Насквозь пересёк рывком
    Франц Мигель, сверкая исподним,
    Тацинский аэродром.

    Урчало мясо в желудке,
    Ну хоть не в трусах пока!
    Забег до сортирной будки
    Бил все рекорды полка.

    "Железные анни" гудели,
    Взмывая враз в небеса.
    Франц Мигель достиг своей цели,
    И томно прикрыл глаза.

    Мечталось ему об овраге,
    Как сгонят туда русский сброд,
    Завоют они как собаки,
    Увидев его пулемёт.

    Но что, будь он проклят, за рокот
    Гул транспортников перекрыл?
    Франц выглянул в щёлку на грохот
    И тихо утробно завыл.

    ***

    Бадановский корпус, тылами,
    Пройдя по степи триста вёрст,
    Принёс в Тацинскую пламя.
    И тысячи жизней унёс.

    Сметая бронёй самолёты,
    Цистерны сметая огнём,
    Танкисты давили пехоту
    Погожим декабрьским днём.

    Машина за номером двадцать,
    Кроша самолёты и лёд,
    Давила сортир вместе Францем
    Исполнив на нём разворот.

    ***

    Вы скажете: "Так ему, гаду!
    Хлебай из очка, паразит!"
    На эту на вашу тираду
    Я робко готов возразить.

    Ну что изменилось, скажите?
    Неясно опять всё равно.
    Как вы например отличите
    Где Франц и, простите, говно?

    Напрасно ждёт Франца невеста,
    Рыдая всю ночь под окном.
    Он траком, как скалкою тесто,
    Замешан навеки с дерьмом.
     
    Профиль  
    АкилаДата: Воскресенье, 27.01.2013, 13:11 | Сообщение # 9
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    По мотивам известной песенки:

    Степан Петрович Булкин, пенсионер со стажем,
    Кряхтя и отдуваясь вновь лезет на турник,
    Работает по груше, тягает вес и даже
    В холодный душ шагает, не дрогнув ни на миг.

    Сегодня днём на речку он не пойдёт рыбачить,
    Пускай плодится окунь безбоязненно в воде.
    Сегодня День Победы, а это, дети, значит,
    Что слабаков не брали в ОСНАЗ НКВД.

    ***

    Санёк по кличке Шибздик стоит у перехода,
    Сжимая в потной лапке для графити баллон.
    Ему всего пятнадцать, паскудная порода.
    Он свастику рисует. Такой вот он... пардон.

    Мамаша Александра плевала на ребёнка,
    В запоях пропадая по неделям иногда.
    Папаша не вылазит на зоне из-под шконки.
    Короче, не удался Саня Шибздик. Не беда.

    ***

    Степан Петрович Булкин, сверкая орденами,
    Уверенной походкой ныряет в переход.
    Кого он там застукал - вы догадайтесь сами.
    Старик расслабил плечи и окликнул: "Эй, урод!"

    А шибздикова шайка подростков-идиотов,
    Любителей нацистских побрякушек и те де;
    Глядят они нахально, не знают, обормоты,
    Что слабаков не брали в ОСНАЗ НКВД.

    ***

    Санёк по кличке Шибздик отнюдь не растерялся:
    Подумаешь, какой-то полоумный старикан!
    Он ловко кинул зигу, упал и не поднялся:
    Выстёгивал джеб-кроссом зачОтно ветеран.

    Как по тылам немецким дед дрался в переходе,
    Ломал дебилам копчики и грабли им крутил.
    Хирург из горбольницы нам проболтался, вроде,
    Дедок Саньку баллончик ногой в промежность вбил.

    ***

    Степан Иваныч Булкин, из местного ОМОНа,
    Вручает деду грамоту в отделе РОВД.
    Уж он-то точно знает суть главного закона,
    Что слабаков не брали в ОСНАЗ НКВД.
     
    Профиль  
    АкилаДата: Воскресенье, 27.01.2013, 13:12 | Сообщение # 10
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    Бывает, рассказывают про хороших фрицев, которые даже мирных советских людей кормили в голодное время. В данном стихотворении повествуется как раз об одном таком немецком солдате.

    Мольтке Фридрих был рабочим,
    Он работал за станком.
    До безделья неохочий,
    Сам построил себе дом.

    В этом доме с милой Анной
    Наплодил он ребятни,
    И с детьми, от счастья пьяный,
    Проводил за днями дни.

    Но, сменив костюм свой штатский,
    Фридрих в форменном сукне
    Выполняет долг солдатский
    На далёкой стороне.

    Мерзостей войны чураясь,
    Он курей не воровал,
    От восторга задыхаясь,
    В мирных русских не стрелял.

    Да, бывало, под обстрелом,
    По-солдатски и в бою
    Брал иванов на прицел он,
    Шею не щадя свою.

    Вот и долгожданный отдых,
    Пополненье, сытость тыла.
    Глядя на детей бездомных,
    Сердце фридрихово ныло.

    Дома деток Анна нянчит
    Ну таких же ведь, точь в точь.
    А вот эта хлеба клянчит.
    И ведь тоже чья-то дочь!

    ***

    Катя спала где придётся,
    Побиралась по дворам.
    Катя месяц уж крадётся
    К фронту ночью по тылам.

    Помнит, фрицы налетели,
    Разбомбили эшелон,
    Крики, лошади хрипели.
    И предсмертный мамин стон.

    Где-то там отец бьёт гада.
    Катя знает: папа ждёт.
    Кате к папе очень надо,
    По местам боёв идёт.

    Вдруг подходит немец к Кате,
    Смотрит девочке в глаза.
    Чем-то он похож на батю,
    По щеке бежит слеза.

    Даром время не теряя,
    Хлеб ей в руки он суёт,
    Сало, яйца добавляет
    И бормочет Кате: "Брот".

    Катин взгляд острее жала.
    Тянется рукой в карман,
    Достаёт оттуда ржавый,
    Но заряженный наган.

    Бах! Во лбу дыра у фрица.
    Подхватив мешок с едой,
    Катя споро, словно птица
    Упорхнула в лес густой.

    ***

    Так тебе, фашист-паскуда!
    Здесь - не там, а там - не тут.
    Будут бить вас сук, покуда
    До конца не изведут.

    Мы вас в гости к нам не звали,
    И раздавим словно вошь.
    До последнего завалим,
    Расплескав мозги на рожь.

    Откупился? Вынес ужин?
    Маму заменил едой?
    Нахер Кате ты не нужен.
    Ни хороший, ни плохой.
     
    Профиль  
    АкилаДата: Воскресенье, 27.01.2013, 13:13 | Сообщение # 11
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    "Фейерверк":

    Под новый, сорок третий год, уставши от работы,
    Стояла вечером в селе карательная рота.
    Дым коромыслом, крики, мат, кого-то тащат вешать,
    Шестой карательный отряд умел себя потешить!

    Вон тот из плена сам пошёл к фашистам в услуженье
    Листовки лживые писал о скором пораженьи.
    А этот сдал весь комсостав, потом их расстреляли.
    Не сразу, их тогда два дня под пытками держали.

    Убийцы были, офицер белогвардейский - Паша:
    Германца бил на той войне, а нынче давит наших.
    Степан Цапок был кулаком, в узде держал округу.
    Все мрази, все как на подбор, все стоили друг-друга.

    Врывались в избы, брали баб, пожрать и самогона.
    Не останавливал их плач и распаляли стоны.
    Сочилось кровушкой село, кто мог, молился богу.
    Но бог не слышал и не слал архангелов в подмогу.

    Кровавый праздник бы гудел возможно до рассвета,
    Но редкой цепью поднялись из леса силуэты.
    В одеждах белых, крыльев нет, зато есть автоматы.
    Пусть ангелы всего лишь миф, на то есть разведбаты.

    Ножами снявши часовых и вынувши гранаты,
    Бойцы по тройкам разошлись и зачищали хаты.
    Прикладом, пулей и ножом они давили тварей,
    А твари дохли нагишом средь роя пуль и гари.

    Степан Цапок не промах был. Одев трусы и каску,
    Бегом к сортиру припустил, вполприсядя, с опаской.
    Зажавши нос, зажмурив глаз и вмах перекрестившись,
    Он лихо сиганул в очко, едва не утопившись.

    Кулак однако не учёл, что снайпер на пригорке
    Его давно прицелом вёл, внимательным и зорким.
    Когда же стихли крики гнид и выстрелов раскаты,
    В сортир, по каске приложив, вдруг плюхнулась граната.

    Фонтан дерьма и потрохов взметнулся разом вверх.
    Такой на сорок третий год в селе был фейерверк.
     
    Профиль  
    АкилаДата: Воскресенье, 27.01.2013, 13:15 | Сообщение # 12
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    Знойный полдень в Мар-Дель-Плата,
    Год уж семьдесят шестой.
    Не слышны стрельбы раскаты
    И идти не надо в бой.

    В баре у папаши Педро,
    Курт Йогель, допив абсент,
    Дал на чай Люсите щедро
    И пошёл в ватерклозет.

    Обеспечен, безработен,
    Курт гонял с утра чертей,
    Чтоб не слышать криков сотен
    Убиваемых людей.

    За всю службу в Равенсбрюке
    Он немало повидал.
    В крови женщин Курта руки,
    Курт частенько убивал.

    Ночью, потный, что есть силы,
    От теней бежит он прочь.
    Днём есть виски и текила,
    Но за днём приходит ночь.

    Курт вообще силён морально,
    Тени женщин - это так.
    Докучали не фатально,
    Но к утру он видел танк.

    ***

    Он грозно шёл, рыча мотором,
    Ломая вышки на пути,
    Он шёл уверенно, неспоро,
    Но мало кто сумел уйти.

    Невозмутимый и спокойный
    Как атлантический прилив,
    Он бил прицельно бронебойным,
    Орудием поворотив.

    Дрожала мелко в стенах кладка,
    Побелка сыпалась когда
    Фугас ударил над площадкой
    Для пулемётного гнезда.

    Танк шёл за Куртом до Берлина,
    Проник за ним на пароход.
    И вот Дель-Плата, Аргентина.
    И так который уже год.

    Нашла его Люситы дочка.
    Настигла гибель у очка:
    Курт удавился на цепочке
    От унитазного бачка.
     
    Профиль  
    АкилаДата: Воскресенье, 27.01.2013, 13:16 | Сообщение # 13
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    "Месть":

    В немецком городке, чуть свет,
    Взойдя на крепкое крыльцо,
    Сержант поправил пистолет,
    Пилоткою утёр лицо.

    Сержант немало повидал,
    Немало отмахал пешком.
    Назло костлявой выживал,
    Чтобы найти вот этот дом.

    Он знает точно, здесь живут
    Старуха, дед, вдова с детьми.
    И всё закончится вот тут,
    В квартире бюргерской семьи.

    Сержанту больше не обнять,
    Не увидать, не позабыть
    Жену с детьми, отца и мать.
    Сержанту больше не любить.

    В висках пульсирует набат.
    Родных уж нет. Убиты. Чтож.
    Остался только автомат,
    Трофейный вальтер и штык-нож.

    Вы говорили: "С нами бог!"
    А помните его завет?
    Его исполнить вышел срок:
    За око - око, смерть за смерть.

    Сержант немного постоял,
    И, задавив бессильный стон,
    На дверь решительно нажал,
    Пригнулся и дослал патрон.

    А через час сержант ушёл
    И вместе с ним ушла война.
    И только лишь кухонный стол
    О нём теперь напоминал.

    В голодные глаза детей
    Седой сержант смотреть не смог.
    Снял автомат и без затей
    Он распустил свой вещмешок.

    Он оставлял всё чем богат:
    Буханку хлеба, чай и соль,
    Тушёнку, лук и концентрат.
    А с ними уходила боль.

    ***

    В немецких тихих городках
    Над крышами стелился дым.
    Шли люди с мисками в руках
    К армейским кухням полевым.
     
    Профиль  
    АкилаДата: Воскресенье, 27.01.2013, 13:18 | Сообщение # 14
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    В общем, просьба критиковать. Отдельно буду благодарен за исправления косяков.

    Есть ещё фронтовая пиэса для детских садов "Сказ про летёху-спеца удалого молодца", но наверное потом добавлю. И так тред перегрузил.
     
    Профиль  
    MalloryДата: Воскресенье, 27.01.2013, 14:12 | Сообщение # 15
    Пользователь
    Сообщений: 108
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    Дочитала до середины, дальше что-то стало скучно, сорри. Из прочитанного - навязчивая ассоциация с циклом "Маленький мальчик чего-нибудь там...".Сорри вторично.
    Вопрос один - откуда столь узкие интересы в, хм, творчестве?
     
    Профиль  
    Форум поэтов » Литературный раздел » Форум свободной публикации стихов » Фашисты и сортир (стихи о нелёгкой судьбе оккупанта)
    Страница 1 из 41234»
    Поиск:

    Яндекс.Метрика
    Copyright Сайт высокой поэзии © 2009-2017 18+ При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна Хостинг от uCoz