Вздор рифмы, вздор стихи! Нелепости оне!..
К. К. Случевский
Сайт высокой поэзии
Регистрация | Вход Фашисты и сортир - Страница 4 - Форум поэтов  
  • Главная
  • Авторы
  • Блог редакции
  • Конкурсы
  • Форум
  • Видео
  • Аудио
  • Фото и арт
  • О сайте
  • Ссылки
  • [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS]
    Страница 4 из 4«1234
    Модератор форума: Ecce_Chaos, Inok 
    Форум поэтов » Литературный раздел » Форум свободной публикации стихов » Фашисты и сортир (стихи о нелёгкой судьбе оккупанта)
    Фашисты и сортир
    АкилаДата: Воскресенье, 03.02.2013, 21:54 | Сообщение # 46
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    Цитата (aerozol)
    Вроде всё правильно, кроме массы мелких, и до боли традиционных ошибок.


    Поправьте если не углядел чего:

    1. Урезание средних строк на один слог в двух крайних четверостишиях. Ритм не сбился, но осадочек остался.
    2. В предпоследнем четверостишии рифмующиеся строки начинаются на одно слово, обе пары на своё. Коробит.
    3. В предпоследнем четверостишии "нет обратного пути" как бы повисает в воздухе, не привязанное ни к чему, само по себе существует.

    Вы это имели в виду?

    Цитата (aerozol)
    Спасибо за отрывок из письма. Но Вы, уважаемый, не вкусили его экзистенции. Оно не о том.
    Кант вспоминается в письме. Итог его мысли.


    Вполне возможно. Но это как посмотреть. Как атеист, я считаю, что победили люди под руководством людей при поддержке людей. И никакой нтбог тут не при чём, он выдуман. Стихотворение именно про это:

    Цитата (Акила)
    В Сталинграде бога нет.
    Лишь огонь и пулемёты,
    Только русская пехота


    Заметьте, что я и раньше уделял внимание этому важном на мой взгляд моменту:

    Цитата (Акила)
    Врывались в избы, брали баб, пожрать и самогона.
    Не останавливал их плач и распаляли стоны.
    Сочилось кровушкой село, кто мог, молился богу.
    Но бог не слышал и не слал архангелов в подмогу.

    Кровавый праздник бы гудел возможно до рассвета,
    Но редкой цепью поднялись из леса силуэты.
    В одеждах белых, крыльев нет, зато есть автоматы.
    Пусть ангелы всего лишь миф, на то есть разведбаты.


    То есть, речь о том, что мне в принципе глубоко безразличны душевные терзания оккупанта. Принципиально. И анализировать я их тоже не собираюсь. Они вообще не люди, до того момента как попадут в плен. Глубокий внутренний мир и пощипывание Канта нелюдем, могут вызвать во мне разве что минутный энтомологический интерес. Единственное переживание и чувство оккупанта, достойное на мой взгляд внимания и описания - это чувство раскаяния за содеянное, закономерно ведущее к суицидальным порывам, либо желанию сдаться в плен.

    Поэтому я взял из письма самое на мой взгляд важное: отчаяние; довёл его до катарсиса и до закономерного и единственно правильного вывода, озвученного в крайнем четверостишии.

    Кстати, к тому же выводу приходили и сами немцы. Вот письма:

    "Легко давать добрые советы. Но так, как Вы себе это представляете, не получится. Освобождение народов, что за ерунда! Народы останутся теми же, меняться будет только власть, а те, кто стоит в стороне, снова и снова будут утверждать, что народ надо от нее освободить. В 32-м еще можно было что-то сделать, Вы это прекрасно знаете. И то, что момент был упущен, тоже знаете. Десять лет назад речь шла о бюллетенях для голосования, а теперь за это надо расплачиваться такой «мелочью», как жизнь."

    "Я не могу отрицать и моей собственной вины в том, что происходит. Пусть ее пропорция — один к семидесяти миллионам, доля хоть и маленькая, но она есть. Я вовсе не собираюсь прятаться от ответственности, единственное мое оправдание в том, что, отдавая свою жизнь, я эту вину искупаю. Хотя в вопросах чести не может быть торговли.
    Августа, ты сама почувствуешь тот час, когда тебе придется стать сильной. Не надо слишком страдать и горевать, когда меня не будет. Во мне нет страха, только сожаление о том, что доказать свое мужество я могу лишь гибелью за это бессмысленное, чтобы не сказать преступное, дело. Помнишь, как говорил X.; признать вину — значит искупить ее.
    Постарайся не слишком быстро забыть меня."

    "Это письмо будет не только коротким, но и последним моим письмом к тебе. Даже если бы я захотел написать еще, у меня не будет такой возможности. И нет надежды, что я когда-нибудь окажусь рядом с тобой и смогу сказать тебе все, что я думаю. Нет, я не смогу больше с тобой разговаривать и не отправить мне больше ни одного письма, поэтому вспомни слова, сказанные тобою 26 декабря: «Ты добровольно стал солдатом и помни, что в мирной жизни легко было стоять под знаменем, но очень трудно высоко нести его в войну. Ты должен быть верен этому знамени и с ним победить». В этих словах вся твоя позиция последних лет. Ты будешь потом вспоминать о них, потому что для каждого разумного человека в Германии придет время, когда он проклянет безумие этой войны, и ты поймешь, какими пустыми были твои слова о знамени, с которым я должен победить.
    Нет никакой победы, господин генерал, существуют только знамена и люди, которые гибнут, а в конце уже не будет ни знамен, ни людей. Сталинград — не военная необходимость, а политическое безумие. И в этом эксперименте ваш сын, господин генерал, участвовать не будет! Вы преграждаете ему путь в жизнь, но он выберет себе другой путь — в противоположном направлении, который тоже ведет в жизнь, но по другую сторону фронта. Думайте о ваших словах, я надеюсь, что, когда все рухнет, вы вспомните о знамени и постоите за него."
     
    Профиль  
    АкилаДата: Среда, 06.02.2013, 08:26 | Сообщение # 47
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    Тянет окислом стальным,
    В ряд стоят машины.
    Поверх снега стелет дым,
    А под снегом - мины.
    Ей бы тапки приносить,
    Шкоднице лохматой.
    Но овчарке нынче быть
    Как и нам - солдатом.
    Носом щупает мороз,
    Подле мин садится.
    Извлечённых полон воз,
    Задремал возница.
    Сахар тянет ей боец:
    "Молодчага, Дина!"
    Только это не конец,
    Ждут сапёра мины.
    Давят падлы на испуг,
    Прячутся в руинах.
    Человек и его друг
    Собирают мины.
     
    Профиль  
    АкилаДата: Вторник, 12.02.2013, 21:44 | Сообщение # 48
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    Цепью взрывов на чёрной воде
    Нарисуй мою линию жизни.
    Счастью быть или вовсе беде,
    Всё равно - улыбайся, не кисни!
    Влажным ветром умыт волчий час,
    Курсовой трассерами плюётся.
    Этот берег - он только для нас,
    В этот пляж наша рота вгрызётся.
    Где-то там, на Кинсбургской косе,
    В чей-то ворот вцеплюсь мёртвой хваткой,
    Прохриплю: "Мрази, сдохнете все!"
    И пехотной ударю лопаткой.
     
    Профиль  
    InokДата: Среда, 13.02.2013, 20:39 | Сообщение # 49
    Модератор
    Сообщений: 302
    Награды: 8
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    Местами забавно smile

    А потом наступит день, день,
    Каждый скажет: "То, что было — не помню",
    И пойдем мы под пастушью свирель
    Дружным стадом на бойню.

    Бог терпел и нам велел: "Потерпи".
    ©
     
    Профиль   Страница  
    АкилаДата: Вторник, 26.02.2013, 05:14 | Сообщение # 50
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    Мы запрыгиваем в люки,
    Холод обжигает руки.
    Нам не помереть со скуки,
    От безделья не пропасть.
    Где-то в поле перед ДОТом,
    Под огнём лежит пехота.
    Мы срываем маскировку
    И ныряем зверю в пасть.

    Грузно танк идёт по насту,
    Мы особенная каста,
    Повоюй поди без нас-то,
    Подави проклятый ДОТ.
    У деревни Демешково
    Под обстрелом бестолковым,
    Напролом тридцатьчетвёрка
    По лесочку мерно прёт.

    Вот и край их обороны,
    В триплексы видны шевроны.
    Жгу десятками патроны,
    Как кувалдой лупит ЗИС.
    Только, что за чертовщина?
    Заболочена лощина,
    Танк завяз на ровном месте
    И осел куда-то вниз.

    Рано радуетесь, гады,
    Не достанут здесь снаряды.
    Ляжете тут с нами рядом,
    Заходи в советский тир!
    Но погиб механик Мишка,
    Молодой, совсем мальчишка.
    И дурным, шальным осколком
    Ранен Стёпа, командир.

    Целых нас осталось двое.
    Отойти, сбежать из боя?
    "Что же, вашу мать, герои!",-
    Сплюнет под ноги комбат.
    Мы с башнёром порешили
    Безо всяких или-или:
    Он оттащит командира,
    Оборону мне держать.

    А с утра, по снежной каше
    Вдруг приполз механик Саша -
    В гроб кладут бывает краше,
    Подстрелили по пути:
    "Будем жить! Держи консервы."
    Только действуют на нервы
    Штурмовые группы немцев,
    Мать их в душу разъети.

    Лезут днём и лезут ночью.
    Мы с Сашком, с последней мочи
    Пулемётом рвём их в клочья -
    Только диски подавай.
    Пять минут поспим - хоть что-то!
    Пьём из тухлого болота,
    Вскоре почернели ступни.
    Всё, ребят. Приплыли. Край.

    И вот так вот две недели.
    Непонятно, что мы ели?
    Что в бреду кровавом пели?
    Как сумели устоять?
    Оставались лишь гранаты,
    Один диск для автомата.
    "Саня, слышишь, канонада.
    Саня, наши, в бога мать!"

    Я пришёл в сознанье только
    Аж на госпитальной койке.
    Медсестра щебечет бойко,
    Эх, пропал я ни за грош!
    Нету ног и Сашки нету,
    Мну меж пальцев сигарету.
    Подавились танком, гниды?
    Нас так просто не возьмёшь.

    Командир скорее всего выжил, башнёр погиб в тот же день как застрял танк и он вынес командира - сгорел в другом танке, мехводитель Александр Соколов, который приполз раненый чтобы завести танк и остался до конца, умер от ран и истощения в госпитале. Стрелку-радисту Виктору Чернышенко, от лица которого ведётся повествование, ампутировали поражённые гангреной ступни, после войны он женился на медсестре Рае, учился на юриста и работал нарсудьёй. Соколову и Чернышенко было присвоено звание Героя Советского Союза, Соколову - посмертно.


    Сообщение отредактировал Акила - Вторник, 26.02.2013, 08:37
     
    Профиль  
    АкилаДата: Вторник, 09.07.2013, 02:43 | Сообщение # 51
    Пользователь
    Сообщений: 40
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    Кошерное

    - Шо ви шумите? Сядьте тише.
    Не дёргай Розу за косу!
    Рувим, оставь в покое лыжи!
    Кататься? Пейсах на носу!

    Хотите знать зачем я, старый,
    Один такой во всей семье,
    Не ем фаршмак от тёти Сары,
    Дав предпочтение свинье?

    У нас, евреев, вкусы тонки!
    Но вам замечу тет-а-тет:
    Кошернее свиной тушёнки,
    На свете, дети, трефа нет.

    Назло морали богословской,
    Пока не стихнет артобстрел,
    У нас в шестнадцатой Литовской
    Даже раввин свинину ел.

    А что поделать? Гречка-пшёнка.
    Гусиных шкварок дефицит.
    Развяжешь вещмешок - тушёнка!
    А ты и рад, что жив и сыт.

    Свинья под тонким слоем сала,
    Нужды помимо пищевой,
    Бывало саму жизнь спасала.
    Возьмём хотя б клайпедский бой.

    Разорван ротный кабель связи.
    Ползу себе как таракан,
    Тащу катушку в снежной грязи,
    И вдруг от немцев - чемодан.

    Потом другой. Кладёт как в грядку.
    Не миномётчик - снайпер! Ас!
    Кидает в шахматном порядке,
    А мине - что? Не в бровь так в глаз.

    А мне - куда? Лежу, скучаю.
    Затих что мышь под той метлой.
    Все мысли о горячем чае,
    И хорошо б в блиндаж, домой.

    Вернулся жив - обстрел недолог.
    Замёрзший, злой как сто чертей,
    Открыл тушняк, а там - осколок.
    Живи на свете, иудей!

    Не дай вам бог питаться, дети,
    С песком, в окопе, на весу.
    Пусть будет мир на белом свете.
    Не дёргай Розу за косу!
     
    Профиль  
    Форум поэтов » Литературный раздел » Форум свободной публикации стихов » Фашисты и сортир (стихи о нелёгкой судьбе оккупанта)
    Страница 4 из 4«1234
    Поиск:

    Яндекс.Метрика
    Copyright Сайт высокой поэзии © 2009-2017 18+ При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна Хостинг от uCoz