Вздор рифмы, вздор стихи! Нелепости оне!..
К. К. Случевский
Сайт высокой поэзии
Регистрация | Вход Блог редакции  
  • Главная
  • Авторы
  • Блог редакции
  • Конкурсы
  • Форум
  • Видео
  • Аудио
  • Фото и арт
  • О сайте
  • Ссылки
  • Готический Альбом - антология современной поэзии

  • Мини-чат
    500
    Статистика
    Яндекс.Метрика
    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Главная » Блог редакции » Высокая поэзия
    Высокая поэзия
    19:40
    поэзияТермин «высокая поэзия» ввёл в литературоведческий оборот я. Дело было так: я издал в миниатюрном формате более чем на половину новый корпус переводов Шарля Бодлера «Цветы Зла». На одной из последних страниц оставалось незаполненное место и я решил поместить там текст такого содержания: «Став владельцем этого экземпляра, Вы становитесь членом международного клуба высокой поэзии». И вот через полтора десятка лет появился сайт Высокой Поэзии. А у меня спрашивают: что же это за термин?
    Вопрос подразумевает другой: что же ты считаешь поэзией низкой? Поскольку кашу заварил я, мне и отвечать.

    Во-первых, я прошу не обижаться самим разграничением поэзии на высокую и низкую. Ведь принимаете же вы спокойно аналогичное разделение стилей, декретированное еще Михаилом Ломоносовым. А в нём присутствует выражение «высокий штиль». Для него характерна одическая лексика, архаизмы, церковнославянизмы. Для низкого стиля, напротив, приняты разговорные обороты, арготизмы, солецизмы. То, что вы простили Ломоносову, простите и мне.

    Моё разграничение поэзии на высокую и низкую основано в первую очередь на отношении поэта к рифме. Для высокой поэзии характерна максимально полная, строгая парнасская рифма, для низкой – так называемая рифма ассонансная или левая (термин встречается в стиховедческих трудах). Левой её называют потому, что в ней рифмуется лишь ударный слог, а что там делается справа от рифмы – вопрос для поэта вроде как второстепенный. Вот почему высокая поэзия может быть определена как поэзия правой рифмы – в ней недопустимо даже оставление в конце строки незарифмованного «й», не говоря уже о «висячих» согласных.

    Я знаю, какие следуют вслед за этим возражения: это, мол формализм, а в поэзии главное не форма, а содержание. Глубоко вздохнув, объясняю: в поэзии форма может быть содержательнее любого содержания. Сейчас появилось цифровое телевидение в каком-то три-де формате. Короче, зритель видит на экране объёмное изображение, которое, используя гиперболу Борхеса, чистотою линий превосходит натуральные образцы. Так вот, правая рифма отлична от левой так же, как три-дэ формат отличается от чёрно-белой картинки. Благодаря сверхточной рифмовке образ, возникающий в мозгу, обладает гораздо большей информационной ёмкостью, чем при рифмовке укоризненной. Конечно, гениальный режиссер и чёрно-белое кино снимет гениально, но я всегда жалел, что у Фёдора Достоевского не было компьютера. Ему некогда было самого себя править, да и бумаги, видать, недоставало, поэтому стиль великого классика порой грешит некоторой рыхлостью. По сравнению с левой у правой рифмы гораздо больше выразительных возможностей. Никто же не будет спорить, что рояль и ксилофон, будучи родственными инструментами по принципу извлечения звука, отличаются там – богатством, здесь – бедностью звуковой палитры. Итак, правая рифма – это мощный формо- и смыслообразующий инструмент.

    Отчего же её у нас не жалуют? Это хороший вопрос! Можно было бы предположить: потому что нет образцов для подражания. Но они есть, хотя их не так много. Отчего же этим образцам не подражают? Оказывается, в русской поэзии царит негласно соблюдаемый запрет на парнасскую рифму. Если бы вы начали ею рифмовать в позапрошлом веке, вас бы убили на дуэли, что и сделали с Пушкиным, потому что всё дело шло к смене стиля великого поэта. Я сам сменил стиль в возрасте около 40 лет и знаю, о чём пишу. Но моя смена стиля состояла с нахождении иных отправных мотивов для написания стихотворения, а у Пушкина назревал революционный переход от облегчённой рифмы к максимально точной, чему неминуемо способствовала бы поэзия французского Парнаса, которая уже зарождалась. Тут-то его и остановили. Эта рифма – не для него. Эту рифму берегли для… «другого мальчика», как изящно выразился Бодлер в рассказе «Мораль игрушки».

    Вообще-то точной рифмой можно было пользоваться при сочинении стихов, но только не публично, а тайно, не публикуя свои творения. Вместо публикации был разработан иной метод, названный мною мемориализацией чтения, но это – отдельный, хотя и очень, очень интересный разговор. Отчего же в русском языке сложилось такое положение дел? Оттого, что разделение поэзии на низкую и высокую существовало в нём с древнейших, возможно даже допотопных времён. Русский язык, если рифмовать по-парнасски, хранит воспоминания о золотом веке человечества, когда он был, по свидетельству Моисея, единственным на планете Земля. Максимально точная рифма стала его тайным культом, его великой святыней, тщательно и ревниво охраняемой от простаков и непосвящённых иностранцев (хотя были и посвящённые). По всей вероятности, она культивировалась в среде караимства, а с принятием христианства на Руси – в некоторых монастырях, возможно – у хлыстов, раскольников, других исконно русских сект. В Евангелии Иисус Христос лишь один раз говорит: «Читающий да разумеет» (Мф: 24,15; Мр; 13,14), но этого достаточно, чтобы связать данное слово с этнонимом «караим» (евр: читающий). Итак, над правой рифмой тяготел запрет, потому что она таила религиозное сокровение: русский язык – это первоязык человечества. У меня есть сотни доказательств этому утверждению. Если читатель потребует, я их выложу. Именно благодаря правой рифме русский язык избежал структурных и даже системных трансформаций, которые пережили практически все новоевропейские языки.

    Точная парнасская рифма порождает свои правила, свой стиль эпохи (которая, впрочем, будет теперь длиться вечно). Её не чужды такие изгои, как рифма глагольная или однокорневая, тавтологическая. В окружении левых рифм тавтологическая рифма выглядит как инородный элемент. Ей говорят: «Пошла прочь, потому что ты однокорневая!», хотя гонят её как раз потому, что она – точная, но в этом им стыдно сознаться. Тогда тавтологическая рифма приходит в лагерь точных рифм и скорбно признаётся: «Примите меня, хотя я сирая и убогая». А ей отвечают: «Многие же последние станут первыми, а первые – последними! Будь с нами как равная!». Аналогично, и глагольная рифма – это не золушка в поэтике русского Парнаса, а полноправный член рифмической семьи. Не все дворцы построены сплошь из мрамора, но большей частью из кирпича. Мрамор идёт лишь на облицовку. Так и с глагольными и тавтологическими рифмами. Они – добротный строительный материал для небесной обители, каковым является высокохудожественный стихотворный текст. Конечно, многие максимально точные рифмы в силу лёгкости своего нахождения в рифмическом гнезде оказываются, что называется, затасканными. В таких случаях приводят незабвенную пару «кровь-любовь». Когда мнимые знатоки поэзии встречают эту рифму, то начинают едко иронизировать над употребившим её автором. Что ж! Я несколько раз употреблял это, сделавшееся несправедливо пресловутым словосопряжение, и всякий раз добивался его обновлённого, свежего звучания (смотри мой перевод «Балкона» Бодлера, например). Так что дело не в «затасканности» легко образуемых рифм, а в мастерстве поэта. Но есть в высокой поэзии и рифмы, ранее никогда не встречавшиеся. Я даже разработал их классификацию: ретрологизмы, футурологизмы… Характерной особенностью парнасской рифмы, перенесённой на русскую почву, является повышенная неологизация поэтической речи. Точная рифма порой просто вынуждает поэта придумать неологизм, если он хочет закончить рифмовку катренов по нормам канона. Я стал автором нескольких десятков отменных неологизмов только потому, что часто вынужден решать подобного рода версификационные задачи. Некоторые из них настолько хороши, что сразу усваиваются языком. Другие являются контекстными неологизмами, раскрывающими своё значение только в данном тексте, но если произведение становится классическим, то и у них есть шанс войти в общелитературный язык в чине нового слова или словечка.

    Рифма крепко-накрепко сродняла слова в стиховом ряду, являясь мощным мнемоническим консервирующим лексику инструментом, предохраняющим её от фонетической эрозии и других деформаций. Вот почему русскому языку долгое время не нужна была письменность в традиционном понимании. Письменность заменяла игра в сорок сороков, состоявшая из наборной кассы из сорока кубиков, каждая сторона которых, будучи разделённой на четыре треугольных сектора, помещала четыре буквы алфавита, итого – 24 буквы. Вполне достаточно для фонетического состава русского языка, который, надо думать, в дохристианские времена пользовался еврейской азбукой. С помощью этой кассы можно было набрать две строчки сонета. Затем записать их на восковой табличке и набрать ещё две. Был также аналог древнего «Интернета» – колокол, с помощью которого специальным кодом распространялась информация по всей Руси. Кубики и колокол заменяли папирус и пергамент, а слово содержало в себе (и продолжает содержать!) рифмически зашифрованную информацию, обладающую свойством самовосстановления или самосборки. Я доказал феномен самосборки на примере стихотворного перевода (читай мой трактат «Поэтика выбора»). В развёрнутом виде текст на порядок и более превосходит криптографическую запись, в которой он содержится в свёрнутом виде, причём сама эта запись является словом языка, разговорным или литературным.

    Ещё одной важной особенностью стиля русского Парнаса является сонетный канон. Его символическое описание дано в Библии: «И сделал царь большой престол из слоновой кости и обложил его чистым золотом; верх сзади у престола был круглый, и были с обеих сторон у места сидения локотники, и два льва стояло у локотников, и ещё двенадцать львов стояли на шести ступенях по обе стороны» (3 Царств: 10, 18-20). Другим знаменитым памятником в честь сонета является знаменитый японский сад камней, которых видишь всегда 14, хотя их 15. Можно говорить об энграмматическом сонетном значении слова в русском языке. Это – целое измерение, отсутствующее в других языках.

    В конце девятнадцатого и начале двадцатого века точная парнасская рифма через перевод французской поэзии стала проникать в светскую русскую поэзию. Переводчики первые оценили её вкус. После такой рифмы пушкинские рифмосочетания кажутся несколько легкомысленными. Точная рифма по глубине воздействия на восприятие подобна информационному наркотику. На неё «подсаживаешься» как на опиум. Без неё уже невозможно жить.

    Тайна русского языка раскрыта. «Другой мальчик», для которого она сохранена, пришёл и сейчас пишет эти строки. Об этом «другом мальчике» пока молчат, но долго это молчание всё равно не продержится. Как же! Вадиму Викторовичу Алексееву оставляет литературное завещание Арсений Александрович Тарковский в своём посмертном трёхтомнике, изданном тиражом 50 000 экземпляров. Этот факт тоже будем замалчивать? Обнаружение зашифрованного в русском языке богатства – поэзии золотого века, превращает его в главное сокровище человечества, в сравнение с которым не идут никакие недра и территории, материальные и внеязыковые культурные ценности. Нам пора осознать, носителями какого языка мы являемся и какое наследие отдано нам на сбережение и преумножение.

    Я хотел бы видеть на сайте Высокой поэзии стихи, написанные максимально точной рифмой. Снятие ограничений к публикации своих творений через Интернет породило нечто подобное биг-бенду – целую вселенную пишущих стихи. Большей частью они написаны «евтухами» (название левой рифмы, от имени небезызвестного пиита Евтусенского. Стихотворцу Евстусенскому, кстати, посвящено стихотворение Арсения Тарковского «Был он критикой признан и учениками…»). В этом вопиющем информационном шуме почти невозможно расслышать шёпот истинной поэзии. Чтобы прочесть все тексты самодеятельных стихотворцев – не хватит и жизни. Смена литературной моды, если угодно, должна привести к качественному результату. Правая рифма отсекает большую часть тех, кто не умеет писать стихи, а пишет. Самодеятельному стихотворцу очень хочется считать себя поэтом или поэтессой. Но поэзия – не удел для тех, кто пишет «не хуже» упомянутого Евтусенского. Подражать ему – большая, тяжкая ошибка. Эти простаки воображают, что литературный успех зависит исключительно от рекламы, а не от поэтического мастерства. Шарль Бодлер сказал: «Поэт, не знающий, до каких пределов может доходить способность слова рифмоватьтся с другими словами, вообще не способен высказать сколько-нибудь интересную мысль». На эту тему мною написан сонет:

    Я перебора цепи чётов
    Сторонник всех до одного.
    Пусть в каталоге звездочётов
    Покуда нет ещё его –
    Светоч открыть можно! С учётов
    Созвучий точных мастерство
    Берёт начало, не чечётов
    Кабацких – ну-де, кто кого?
    Тот, кто не знает, до какого
    Предела может доходить
    Чёт, для того рифма – окова.
    Учись искать, чтоб находить!
    Коль чёта нет, мыслью не ленной
    Создай его в своей вселенной!

    Изложенная мною творческая установка – это узкий путь, по сравнению с которым всё остальное, написанное левой рифмой или евтухами – широкая дорога, ведущая в ад литературного забвения. Вот, написал статью, а по жанру получился литературный манифест. Что ж! Значит, я дозрел до нормотворчества.

    Вадим Алексеев

    Просмотров: 8402 | Добавил: Immoralissimus
    1 2 »
    avatar
    1
    Никогда бы не подумала, что этим термином "я Вам ещё обязан"! Интересно, в каком году Вы опубликовали свои переводы? У меня всегда было такое чувство, что уже во время учёбы в университете, мы пользовались этим термином. На самом деле, в понятие высокой поэзии я всегда вкладывала более широкий смысл: важна ведь столько же и форма, сколь содержание. Я встречала многие безупречные с точки зрения формы стихи с "правой рифмой", которые стихами не являлись - это просто хорошо, искусно зарифмованные мысли, подчас весьма умные и верные. Поэзия может называться высокой не тогда только, когда она идеальна по форме, но тогда, на мой взгляд, когда поэту удаётся вдохнуть в неё высокий дух своих чувств. Это примерно так же прекрасно, как сочетание душевной и телесной красоты в человеке. Вы выступаете здесь сторонником именно внешней красоты и со многими положениями Вашего манифеста я согласна: я обеими руками за точную рифму и не боюсь "банальных" и глагольных рифм, однако во всём нужна мера: стихотворение, построенное на одних глагольных и сверх-точных рифмах, зачастую теряет "свежесть". Читаешь такие стихи и ловишь себя на мысли, что ты это уже читал, и не раз. Хотя есть такие стихи и у меня:

    В теплых почках зелёных
    притаилась весна -
    время крыльев влюблённых
    из летучего сна.

    Что со мною такое?
    Я устала тужить.
    захотелось покоя,
    захотелось не жить.

    Я смотрю в это небо,
    я целую лучи -
    эти радуги в небыль
    золотой алычи.

    За окном зеленеет
    солнце прошлой зимы:
    тихой кротостью веет,
    даже птицы немы.

    Бесконечные косы,
    в волосах - синева.
    Не гудят пчёлы-осы,
    не болит голова,

    и душа отболела.
    Отблеск солнца в луне:
    сон о девушке в белом
    на чердачном окне.

    март1990

    avatar
    9
    У максимально точной рифмы есть функция, которой совершенно нет у рифмы левой: она ожидаема.Мне скажут: это же недостаток! А я отвечаю: это смотря с какой стороны посмотреть. В музыке тоже есть феномен мелодического ожидания, однако никому не приходит в голову утверждать, что для музыкальной ткани это вредно. Максимально точная рифма подзволяет угадывать не только рифмующиеся слова, но и всю синтаксическую ветвь, а через неё - и семантический ряд. Она детерминирует отбор не только на своём - рифмическом уровне, но далеко за его пределами. В результате происходит самосборка поэтического произведения, которое имеет коллективное авторство. Кстати, в иконописи коллективное авторство тоже присутствует. Чтец, употребляющий сверхточную рифму, подобен иконописцу, пишущему по канону. Только иконы получаются словесные и не всегда они описывают сцены рая.
    avatar
    2
    Нда...
    Что-то у меня только "Музыкант" содержит "правую рифму"...
    А если я не хочу ни на кого быть похожим, и "левая" с "правой" рифмой будут по прежнему вперемешку, я всё равно будет "евтухом" (слово-то какое, как "евнух")???
    avatar
    4
    Дружище, не переживай! К тому же у тебя переломный возраст ещё впереди (у меня он наступил в 37 лет). Смена стиля - это нормально.
    avatar
    7
    Да я и не переживаю! biggrin Я говорю о том, что подходы у нас разные не в силу разницы в возрасте и поле, а в силу вообще разности и отличности каждого человека от другого. Для Вас важнее всего форма и нирвана. Для меня - гармония, причем чаще всего - скрытая, которая, как известно, сильнее явной. smile
    avatar
    8
    Подумать только, во фрагменте стихотворения Арсения Тарковского «Любовью твоей обойдён» («Ардон») я обнаружил сегодня кроме тех двух сонетов, о которых я поведал в прошлом комментарии, ещё и сонет про скандальный флирт Билла Клинтона с Моникой Левицки, который стоил ему репутации и карьеры. Спрашивается, что было сначала: этот сонет, а затем шумная история с Моникой, или наоборот? Не кажется ли читателю, что Билла использовали как живого актёра в сценарии, вписанном в этот сонет и не я первый его читаю? Это придаёт дополнительную ценность поэтическому произведению – оно проиллюстрировано скандальными фактами! Мы выходим за пределы просто эстетической оценки – теперь оценка ещё и этическая, причём она подтверждена неопровержимыми уликами, доказанными в суде (на следствии фигурировало словосочетание "королевский меньет"). Когда стихотворение начинает нести такую нагрузку, оно оказывается чем-то большим, чем просто красиво срифмованные строчки. Только высокая поэзия с её гипер-рифмой даёт возможность созерцать феномен «двойного авторства», когда независимые друг от друга чтецы приходят к одному и тому же конечному результату. У левой рифмы такой возможности нет.

    Любви идиллию убил
    С Левицки Моникою Билл
    Однако все его жалеют:
    Пришёл, увидел, застолбил,
    А от подробностей аж млеют,
    Были грустны, вдруг веселеют:
    «Он её только что не бил!»,
    Весело млея, вожделеют.
    И в дрожь бросал и аж знобил
    Рассказ, карьеру как губил
    Билл Клинтон. Девки все наглеют,
    Когда их босс приголубил,
    Из тех, что раньше всех взрослеют
    И с опытом клиента клеют.

    avatar
    3
    Xflj!

    Всё дело в статистике. Не секрет, что больше всего гениев рождается в еврейском народе. Это признают даже украинские националисты. Конечно, есть среди народа Божиего и выродки, но это - исключения. Так и в случае с точной рифмой. Конечно, есть авторы, которые умеют формально рфмовать (Сюлли-Прюдом, к примеру), но высокие образцы из под их пера рождаются не всегда (хотя Сюлли Прюдом - первый лауреат Нобелевской премии по литературе). Соответственно, есть много шедевров, написанных левой рифмой. но большинство пишущих евтухами - графоманы. Я, конечно, понимаю, что аналогия - не доказательство, но тем не менее без неё трудно объяснить даже простые вещи.

    avatar
    5
    Тут я согласна с комментарием Юлии - в стихотворении, на мой взгляд, в первую очередь должны цеплять образы, идеи, чувства...в конце-концов и верлибры какими бывают! а там вообще нет рифмы... их тогда сразу на свалку? сверхточная рифма часто легко угадываема, а для меня важен эффект неожиданности, когда рифма просто поражает в самое сердце...
    Вадим, не принимайте мой коммент близко к сердцу, я рядовой стихоплет, и вряд ли когда-нибудь приму участие в формировании чего-то глобального, хотя вполне одобряю Ваши начинания, но все же выбираю альтернативу...))
    avatar
    6
    Понимаете, у сверхточной рифмы есть такое свойство, как изысканность, редкостность. Ведь каждая рифма на семантическом уровне является фрагментом некоей картины, сначала совершенно не корреспондирующей по смыслу с набором рифмующихся слов. И вдруг вы выдите слово, которое вообще-то не рифмуется, четыре раза срифмованным в сонете, притом, несмотря на разнорордность семантики, все слова оказываются гармонично вправленными в одну контекстную раму. Это всё равно, как если бы вы увидели диковинную зверушку, или украшение, или археологический артефакт. Вы бы стали на неё смотреть, как на любое невиданное доселе зрелище. Так и с изысканной рифмой. Я не буду далеко ходить. Открою вам маленький секрет: я веду дневник в сонетах, каждый день что-то пишу. Вот, сегодня утром написал два текста, которые как раз обладают благодаря невероятности сверхточной рифмовки этим ценным качеством - редкостностью. Уйсните, что в таком тексте само содержание, которое, несомненно, должно быть на высоте, уступает первенство форме, потому что феномен редкостности здесь обязан именно ей. Вы придаёте вашему стихотворение отсутствующее у большинства других текстов качество, которое к эстетическому переживанию примешивает оттенок научной сенсационности.

    Ты бдительно увидел то,
    Что со свободой эти люди
    Напрасно путают: а что,
    С отцом возьму да пересплю-де!
    В игру без правил разве кто
    Играть бы стал, хрячок на блюде,
    А ты играешь на все сто,
    Ставя на высохшие слюди.
    Моей любовью обойдён,
    Не удивительный ли лебедь
    Из льда был не освобождён,
    Но есть статья за сеялебядь
    На берегу? Я - это ты,
    А злы бывают и цветы.

    Леди Ди убил Уэльский принц
    Чарльз, убил из ненависти дикой.
    Сколько было невестоотринц,
    А пленился терпкою гвоздикой!
    Полюбил Диану ты? Ответ
    Ясен, и она в тебя влюбилась,
    Потому что ты не тушесвет,
    Да его высочеством сгубилась
    Англии надежда на любовь.
    Принц Уэльский погубил Диану
    За с Вадимом дружбу, а не лбовь,
    Хоть кот и лакал валериану.
    Поддержал принцессу в трудный миг
    Ты, высказав чувства напрямик.

    Когда Диану стали травить, подглядывать, как она примеряет бельё и д.т., я вступился за неё, причём весьма пылко. Те, кто сочувствовал Диане, конечно же, донесли до её сведения, что сам объявивший себя Наполеоном (см. мой роман в стихах "Наполеон") Вадим Алексеев на её стороне. Диана нашла способ мне ответить. Мы ещё нескольк раз обменивались несловесными посланиями. Это и взбесило принца Чарльза (см. мой роман в стихах "Диана" в библиотеке Самиздата).

    avatar
    большинство пишущих евтухами - графоманы

    Представители богоизбранного народа некто Бродский и некто Целан нервно грызут семечки в углу. С другой стороны возвышения, на котором заседает поэтический Ареопаг - Бодлер, Тарковский, личности остальных "правых парнассцев" установить не удается - недоумевая с недоуменностью достойной неологизма, сутулятся широкоплечие Маяковский и Маринетти, из-за поэтически-сутулой могучести которых попеременно выглядывают Тракль, Аполлинер, Лорка и другие представители теперь уже "левого" европейского модернизма. Пока левый закоренелый графоман Рембо поливает гелиотропы не совсем каноническим желтоватым способом, Даниил Хармс паясничает и называет всех собравшихся евтухами. Подвыпивший Есенин буянит и обещает набить Хармсу морду, если его еще раз назовут евнухом.

    Простите конечно высоколюбезно, я стишками-с балуюсь постольку-поскольку и лучшее завещание, упоминавшее мою скромную персону не тиражили в трехтомниках... т.п. и т.п... но не кажется ли вам, что вот эти правые "люди-на-блюде", дневники в сонетах и Моника с Биллом (даж не знал, кто это - в яндексе смотрел), это собственно особая стилизованная форма письма, а поэзия, она вообще к рифме отношение постольку-поскольку (сорри, Р.П. в пределах двух предложений) имеет, как и к кубикам-вашим-рубикам и колоколам?
    Нет, я конечно понимаю, что позиция моя не авангардная и что все эти "вечен и немолчен ветер" и эти поэтические воззрения славян на природу и вся эта античность - что называется "Фрейд умер". Но чисто из любви к герменевтике.. давайте оставим естество поэзии, ведь и одно слово и даже молчание порой - это поэзия, да такая высокая, что бодлерам и тарковским не дотянуться.

    avatar
    11
    У максимально точной рифмы есть функция, которой совершенно нет у рифмы левой: она ожидаема.

    Только для высоких душ она ожидаема.
    Еще могу представить точную рифму у Баркова, НО У ОСТАЛЬНЫХ С ТРУДОМ.

    avatar
    23
    Вам толкуют о новом вине, а вы всё твердите: "старое лучше".
    avatar
    12
    Я прочел на сайте призыв присоединиться к дискуссии. И что я вижу? Уважаемый Вадим Викторович призывает всех писать правой рифмой, грозя несогласным изгнанием из царства истинно высокой поэзии, при этом приводя сомнительные исторические и культурные прецеденты, аналогии и т.п. Ежу ясно, что все рискнувшие войти в этот спор разобьются на 2 лагеря: первые (ох, мало их будет) поддержат В.В., вторые (подавляющее большинство) не согласятся (я в данном случае с большинством). Все эти "игры разума" хороши при наличии свободного времени, и только. Все тому же ежу ясно, что идея при всей ее оригинальности абсолютно бесплодна и надумана. Я лично подозреваю утонченную провокацию со стороны Вадима Викторовича с целью раззадорить публику. Цель благая, но подготовиться надо было лучше. Уже много лет крайне малая часть юных и не очень графоманов берет за образец стихи Евтушенко. Многие, подозреваю, не знают кто это. Про убийство Пушкина, с целью не дать ему оседлать парнасского скакуна, я промолчу, а то модератор меня не поймет. Канон написания икон менялся со временем, и руку к этим изменениям приложили и те, кого считают теперь великими мастерами. И т.д. и т.п. Главный же мой ответ Вам, Вадим Викторович, что и после 150 Ваших манифестов я не смогу шедевр о Билле и Монике, со всей его правой рифмой и неологизмами считать высокой поэзией, а, скажем, "Рождественский романс" Бродского - поэзией низкой. С уважением.
    avatar
    22
    Посмотрите, чем отличается максимально строгая рифма от левой: сначала был сонет про Билла и Монику (я его не автор, я его сочтец - прошщу не путать!), а затем по этому сюжету была разыграна политическая драма с потерей лица Билла, человека не маленького. Разве нельзя признать за этим сонетом если не эстетические достоинства - сонет как раз интересен своей антиэстетикой - то художественные? Фраера разыграли как по нотам! Вот эти ноты. Почему это нельзя считать красотой?
    avatar
    13
    Уважаемые авторы! Критиканство не есть хорошо... Где же аргументация? Где конструктив?
    Высокие чувства и одухотворенное молчание - это, согласитесь, слишком уж неопределенно.

    Итак, пока что мы имеем один постулат:

    Для высокой поэзии характерна максимально полная, строгая парнасская рифма, для низкой – так называемая рифма ассонансная или левая.

    У вас есть что предложить взамен, дополнить? Что такое "высокая поэзия" по вашему мнению?
    Может, кто-нибудь наберется смелости высказаться по существу?

    Задача простая - совместными усилиями дать вменяемое определение высокой поэзии.
    Положение обязывает - взгляните на шапку сайта shades

    avatar
    14
    Я не совсем понял, это призыв присоединиться кому то еше, или ответ на мое послание, которое не аргументировано, я тогда пошлю полную аргументацию, со сносками, обоснованиями и т.д.
    avatar
    15
    Призыв обращен ко всем. Лучшая аргументация - это встречное предложение. Раз решено строить башню из слоновой кости, то нужен и манифест (см. статью и дискуссию о направлениях развития проекта)
    avatar
    29
    Ой, пошлите, интересно же!
    avatar
    16
    Я думаю,каждый из высказавших здесь свое мнение по-своему
    прав,за исключением явно критических замечаний в адрес
    В.В.Алексеева-уважать знания и точку зрения авторов
    необходимо,ведь речь идет об определении смысла понятия
    "высокая поэзия",а не о критике...Но так уж сложилось,
    что поэты всегда оказываются на "поле брани"и очень
    чувствительны к окружающей среде,которая к ним,как
    правило,не благоприятна.
    Что же касается четкого определения,какой должна быть
    высокая поэзия,то возникают некоторые сомнения по поводу
    того,можно ли вообще разложить по полочкам это понятие.
    Как говорил Анненский:"Вообще есть реальности, которые, по-видимому,лучше вовсе не определять. Разве есть покрой одежды,достойный Милосской богини?"
    Или
    "Чувство поэзии имеет много общего с чувством мистичес-
    кого.Это чувство особенного, личностного, неизведанного,
    сокровенного, должного раскрыться. Оно представляет
    непредставимое, зрит незримое, чувствует неощутимое.
    Поэт воистину творит в беспамятстве, смысл прекрасной
    поэмы -- вечность. Чувство поэзии в близком родстве
    с чувством пророческим и с религиозным чувством
    провиденья вообще". (Новалис)
    Поэзия ведь воспринимается,как цельное,органичное произ-
    ведение,в котором форма и содержание настолько сливаются,
    что разделить их невозможно,иначе она не будет воздейст-
    вать на сознание и душу.Это,своего рода,"пересадка чувств"
    поэта читателю,и если это происходит,и "иммунитет" чита-
    теля не отторгает ее,то это,наверное,и есть высокая поэ-
    зия,где присутствует и образность слова,и красота звука,
    и музыкальный ритм созвучий,которые и приводят душу в
    экстаз и "наркотическое опьянение".Стихи в отличие от
    прозы читаются внутренним голосом,а он чувствует любую
    фальшь...Может,и можно вывести формулу высокой поэзии,
    тогда,возможно,она бы выглядела так:одухотворенная мысль
    =образное выражение=поэтическая форма,а в форме-точная
    рифма,изобразительность слова,музыкальный ритм,который
    оставляет "звукозапись",на что влияет,возможно,и аккор-
    довая рифма в созвучие по концам строк.Наверное,только
    тогда читатель сможет погрузиться в состояние,схожее с
    вдохновением автора.
    Высокая поэзия,это,скорее,вершина,которой можно кос-
    нуться,но взобраться на нее может далеко не каждый.
    Еще древние мексиканцы говорили о поэзии,что это
    "Ветер из обители богов".
    Лично я не профессионал в поэзии,но могу провести парал-
    лель с изобразительным искусством,где не овладев четкими
    знаниями и навыками уже существующих классических прие-
    мов и знаний,нет смысла идти дальше по пути творчества
    и самовыражения,по пути поиска и суметь "сказать"так,
    как будто раньше ТАК никто не говорил.
    И как в живописи,каждый штрих,мазок должен быть наполнен
    энергией духа,так и в поэзии,чтобы зазвучало слово,оно
    должно быть одухотворено энергией.
    И вывод напрашвается сам собой:поэзия-это вибрация духа,
    заключенная в форму,и чем выше дух и совершеннее форма,
    тем ВЫШЕ поэзия.Высокая поэзия-это Вечность.
    Вот такие соображения по обсуждаемой теме.
    avatar
    17
    Итак, в дополнение. Высокая поэзия это то же самое, что любое ввысокое искусство. Т.е. искусство о возвышенном.
    Постулаты:
    1. Тема. Она должна быть возвышеной. Если найдется человек, который в суете дня сегодняшнего найдет возвышеность - отлично, но это бывает редко.
    2. Искренность - высокая искренность,помните у Бродского: "Ты снилась мне беременной, и вот, проживши столько лет с тобой в разлуке, я чувствовал вину свою, и руки, ощупывая с радостью живот, на практике, нашаривали брюки...
    3. Форма - о ней писать не буду, она бывает разной, чтобы уважаемый В.В. не писал.
    avatar
    18
    Согласна с Sophi и Tengu71, и хочу добавить - высокая поэзия, да и вообще, наверное, любая, поэзия, должна подводить ченловека к катарсису, очищать его...главное - это смысловой стержень стиха, без него даже с самой изысканной формой стих будет пустышкой, пусть даже с сюжетом (далеко ходить не будем, возьмем Билла с Моникой)
    я уже два года живу на разных литературных порталах и поняла, что на восприятие поэзии очень сильно влияет не только талант автора, но и его интеллект, а главное, близость его мыслей читателю...но сущность Поэзии все-таки как была, так и осталась для меня некой тайной - как там, "вначале было слово", словом можно и убить, и вернуть к жизни, это слишком хрупкая материя, чтобы ее терзать постулатами и манифестами...ИМХО, разумеется dry
    avatar
    25
    Вы, наверное, не слышали, так знайте: "Буква убивает" (апостол Павел). Я открыл совершенно не освоенную ранее способность рифмы быть оружием. Если сонет про Билла и Монику красив, то он красив, как клинок, который вкусил кровь.
    avatar
    30
    Я опять сошлюсь на Поля Валери, заявившего: "Человек отличается от человека больше, чем позвоночное от беспозвоночного". Так же отличается формальная организация парнасской строфы от строфы, написанной евтухами. Я не боюсь остаться в одиночестве, потому что избирающие узкий путь всегда идут по нему первые. Но это пока я жив и моё имя ещё не на слуху. Впрочем, жить мне осталось не так уж и много - старость, знаете... Когда меня Бог приберёт, тогда и увидите, сколько у меня будет учеников и последователей.
    avatar
    33
    У меня почему-то сложилось впечатление, что Вы любите бросать всем вызов, привлекать всеобщее внимание - для Вас предпочтительнее продираться через кусты репейника, пробивать лбом горы, когда можно обойти и спокойно гулять по цветущему саду, наслаждаясь им...чувствую, полетят сейчас в меня не только тапки, но и что-то более увесистое))) Ну не вижу я смысла в этих действиях, кому они приносят пользу? все равно ни один человек, будь он хоть тысячу раз гениален, не может быть универсальным мерилом правильности поэзии, все субъективно...Вы никогда не сможете убедить в своей правоте всех, а вот потешить свое самолюбие "первопроходца" и "бунтаря" - почему бы и нет?) кто знает, может Вы здесь именно с этой целью?))))
    прошу меня извинить, если мои слова покажутся кому-то слишком резкими, но, поверьте, не слишком приятно, когда кто-то провозглашает что-то как аксиому, даже в мелочах (уважаемый В.В. безоговорочно признает многострадальный сонет о Билле и Монике шедевром и не допускает даже мысли, что кому-то он может не понравиться...не понравиться как художественное произведение, я имею ввиду)
    еще раз извиняюсь и покидаю эту бессмысленную дискуссию(((
    avatar
    19
    также хочу добавить насчет формы - в японской поэзии, к примеру, нет никакой, ни парнасской, ни одесской, ни еще какой-либо рифмовки, но при минимальной форме сколько в хокку или танка смысла, чувств, что ее я с уверенностью могу отнести к Высокой Поэзии) хм. в который раз убеждаюсь. что форма ни при чем))))))))))))) раньше, помнится. пытались сортировать жанры по сюжетам, героям (о царях - высокое, о крестьянах - низкое), но все это, по-моему, ерунда...ценитель поэзии будет просто ей наслаждаться, а не запутываться в собственной паутине придуманных законов и постулатов))
    avatar
    20
    Спор о форме и содержании,чем-то напоминает извечное "курица-яйцо",так никто и не знает,что же от чего произошло,но ясна взаимосвязь-одно без другого не получается... smile
    И еще,давать определение высокой поэзии,все равно,что давать определение настоящей любви-сколько составлено различных трактатов,а она остается вечной тайной,но без усилий и труда над содержанием и формой этих двух высоких сущностей они исчезают...В этом,по-моему и состоит главная задача и сложность-найти гармоничное слияние духа,души,разума,и сотворить трехмерное(если не четырехмерное)пространство поэзии.
    Вот попробовала изобразить его

    Есть во Вселенной мир нетленный,
    Где днем и ночью горит свет,
    Там сумасшедший,вдохновенный
    И рассудительный поэт
    Живет и правит этим миром,
    И жизни легкие штрихи
    Его не молкнущая лира
    Перелагает на стихи.
    Там дух господствует высокий,
    Не гаснут мыслей фонари,
    И кружит омут чувств глубокий,
    Душа все видит изнутри.
    Там правда ложь навеки губит,
    А боль ваяет красоту,
    И сердце в каждой капле любит
    Людской слезинки чистоту.
    Там ткани зла нещадно рвутся,
    Поет любви веретено-
    Мечты о счастии прядутся,
    А горе лентой вплетено
    Кроваво-черной в гривы строчек-
    Летящих неземных коней,
    Впряженных в рифмы,и до точек
    По полотну цветных полей
    Пространств поэзии трехмерной,
    Они несутся в даль веков...
    Так в чудотворстве безразмерный,
    Тот мир,что выше облаков.

    avatar
    24
    Меня удивляет, что никто не спросил: а что это за форма сонета, которым написано стихотворение про Билла и Монику? Вы раньше встречали так написанные сонеты? Нет, эту форму (пере-)открыл я. Она состоит из трёх рубаи и коды. Я понимаю, что завидно, когда по твоим стихам американского президента отправляют на пенсию. Но почему нет ни одного комплимента первооткрывателю новой формы сонета? Почему-то "Шекспировский" сонет говорят, "Онегинская строфа" (форма сонета)- тоже есть. А вот теперь появился "Алексеевский сонет", и все делают вид, что так было всегда - ну и что, что новая форма сонета? Каждый день, вон, новые формы.
    avatar
    21
    Вы же не станете отрицать, что в песне главное - мелодия? Так и в поэзии главное - рифма. Именно в выборе рифмического репертуара выражается стиль. Максимально точная рифма приводит к творчеству, у которого может быть больше чем один автор. В первом случая вы выражаете своё "я", во втором - своё "мы".
    avatar
    27
    Уважаемый Вадим Викторович,несомненно,музыка стихотворения-одно из самых главных составляющих в поэзии,а сонет без этого вобще теряет свое очарование и прелесть,ведь
    уже само слово "сонет" настраивает человека на что-то
    лирическое, романтическое и возвышенное,и по своему
    происхождению итальянское- sonetto (son -"звук", "мело-
    дия", "поэма").И рифма,безусловно,имеет большое значение
    также,как и содержание.Но неужели же не важна при этом
    музыка и красота слов?Вот,например,у А.Тарковского нет
    такой суперточной рифмы,но какой сонет!

    Беспомощней, суровее и суше
    Я духом стал под бременем несчастий.
    В последний раз ты говоришь о страсти,
    Не страсть, а скорбь терзает наши души.

    Пред дикими заклятьями кликуши
    Не вздрогнет мир, разорванный на части.
    Что стоит плач, что может звон запястий,
    Когда свистит загробный ветер в уши?

    В кромешном шуме рокового боя
    Не слышно клятв, а слово бесполезно.
    Я не бессмертен, ты как тень мгновенна.

    Нет больше ни приюта, ни покоя,
    Ни ангела над пропастью беззвездной.
    А ты одна, одна во всей Вселенной.

    Что же касается комплимента Вам,то в отношении рифмы,
    бесспорно,Ваш сонет идеален,но что касается формы,то мне
    приходилось встречать сонет в подобной форме в статье
    "Душа Росии в русском сонете"(журнал "Московский литера-
    тор"2006г.)У Бориса Елкина есть сонет под названием "Ру-
    баи"

    Какой-то мальчик пролетел, пуская стрелы...
    Одна из них в меня попала: лютый Север
    Вдруг стал пустыней раскалённой! И тогда
    Я жажду стал испытывать к тебе, без меры!
    Спешу к тебе: Но встали электрички.
    Где прошлый век? Где лошади? Где брички?
    Иду пешком. Ловлю попутки — Эх...
    Ну почему я, Господи, не птичка?!
    Доказывать любовь к тебе я не хочу.
    Про эту боль, прости, я не скажу врачу.
    Я пленник Нищеты. И ты в темнице плена.
    Но если вырвусь я, прошу — поставь свечу!
    Пусть, как маяк, она горит в пустыне этой, —
    Чтоб я с пути не сбился ни зимой, ни летом.

    Рифмы тут,конечно,точной нет,как и лирического содержа-
    ния,и красоты слов...

    Разве допустимо,чтобы в "красивом,строгом костюме"сонета
    было обнищавшее и обмельчавшее содержимое в виде слов
    и смысла текста?...Ведь речь идет о сонете,хотя,может быть,
    это и есть то самое нововведение?

    avatar
    31
    Я с великим уважением отношусь к японской поэзии, считаю своим учителем изящной словесности Мацуо Басё и нисколько не принижаю форму трёхстишья, хоть в ней и отсутствуют рифмы. В малых формах верлибр смотрится очень достойно. По сути трёхстишие тяготеет к афоризму, но знаете ли вы, что хокку можно рассматривать как идеограмму, содержащую сонетную трактовку? Я в юности написал несколько хокку, а затем заглянул в их изнанку... Шок и потрясение!
    avatar
    26
    Вадим, вот наткнулась у Кортасара: "Допустим,мир - это некая фигура речи, которую надо суметь прочесть. Прочитав, мы сумеем её воссоздать." Мне кажется, Вы этим и занимаетесь. smile
    avatar
    28
    А Стефан Малларме ещё сказал: "Мир существует для того, чтобы войти в Книгу". По большому счёту я с тою лишь целью повышаю требования к поэтическому тексту (парнасская рифма - это, несомненно, повышение требований), чтобы сохранить поэзию как жанр. А то ведь парадокс: с одной стороны в интернет-пространство хлынули миллионы жаждущих славы стихотворцев, так что жизни не хватит их всех перечитать, отделить зёрна от плевел, а с другой - равнодушие к поэзии широкого читателя. И вот появляетя Вадим Алексеев, заявляющий: есть вид поэзии, являющийся игрой, подобной шахматам. В клуб игроков принимаются лишь те, кто усвоил правила. И все возмущаются: как, меня не примут в этот престижный клуб, только потому, что я не умею рифмовать по-парнасски? Ну да... Такова суровая реальность. Повышением требований к поэтической форме я повышаю и качество поэзии, а значит - привлекаю к ней читателя, которого у неё сейчас нет по причине засилья поэтического пространства "евтухами". Евстухи писать легко, а вот попробуй, прояви себя в правой рифме, и сразу поймёшь, что это трудно, очень трудно. Поль Валери сказал: "То, что ценно лишь для одного, никакой ценности не имеет". Текст, написанный евтухами, ценен лишь для его автора и кучки симпатизирующих ему таких же как он стихотворцев. Текст, написанный полноценными парнасскими рифмами, ценен для всей национальной культуры.
    avatar
    32
    Диалога определенно не получается – есть монолог «председательствующего» и одинокие реплики «с мест».
    Ситуация осложняется тем, что обе стороны говорят о разном, более того, на разных языках.
    Чтобы внести нотку конструктива, я предлагаю сверять позиции поэтапно, по частным вопросам (сформулированным предельно конкретно).
    Проанализировав последние высказывания уважаемого Вадима Алексеева, я взял на себя смелость озвучить подразумеваемую им максиму:

    Высокая поэзия не обязательно эстетична, но она ценна в художественном плане, так как способна активно влиять на окружающую нас действительность.

    То есть Вадим Алексеев недвусмысленно указывает на то, что стихотворные произведения, написанные правой парнасской рифмой оказывают непосредственное влияние на судьбы людей. Причём влияние это не зависит от географических расстояний и от общественного положения лиц на которых идёт воздействие.

    Исходя из вышеизложенного, я предлагаю к обсуждению следующий вопрос:
    • Можно ли неэстетичное стихотворение причислить к жанру высокой поэзии на том основании, что оно обладает некими волшебными свойствами?

    P.S. Само наличие вышеупомянутых волшебных свойств, равно как и обоснованность предположения о том что они присущи исключительно высокой праворифмовой поэзии я предлагаю пока не обсуждать.
    Хотя... чисто теоретически :) идейка выглядит привлекательной, ибо:

    Имею чисто шкурный интерес –
    пойду мочить с стихом наперевес
    всех неугодных мне и рифме строгой,
    но не клинком, а длинною острогой,
    дабы побольше супостатов зацепить,
    пущай узнают – кровь поэтов пить,
    чревато пенсией и участью убогой.
    Тут вам не «евтухи» подобные безрогой

    корове, не способной победить,
    элементарно, даже президента,
    таких поэтов следует топить,
    или хотя бы банить до момента,
    пока не выучатся в рифму говорить!

    avatar
    34
    Ну зачем Вы приписываете мне то, чего я не говорил? А рифмовать Вы, действительно, пока ещё не научились. Высокая рифма лишь в крайнем случае (когда других рифм нет) терпит рифмы типа "президента-момента". Надо бы: "президента-диссидента". Вы не вникли в суть идеи и хотите покрасоваться как критик Вадима Алексеева. Это верно, что сверхточная рифма бывает на сто процентов предсказуема. Более того, предсказуемы на сто процентов оказываются не только окончания стихов, но и зависящий от них текст в глубине стиха. Как следствие мы получаем возможность тремя знаками зарифмовать информацию, на порядок превосходящую изначальное число знаков. Не верите? Вот пример:

    «Ной начал возделывать землю и насадил виноградник. И выпил он вина, и опьянел, и лежал обнажённым в шатре своём. И увидел Хам, отец Ханаана, наготу отца своего, и вышедши, рассказал двум братьям своим. Сим же и Иафет взяли одежду, и. положив её на плечи свои, пошли задом, и покрыли наготу отца своего; лица их были обращены назад, и они не видали наготы отца своего. Ной проспался от вина своего, и узнал, что сделал над ним меньший сын его; и сказал: проклят Ханаан; раб рабов будет он у братьев своих» (Бытие: 9,20-25).

    Вот матрица имени «Ной»: ВЕИМНОХФЮЯ

    «Хам не виновен, но моя
    Вина на мне – виновен я»,
    И: «Хам виновен. Охаменье –
    Вина, фавн винный, и твоя,
    Но от вина – ума затменье».
    Истина – где? Есть разуменье?
    Правее правда в чтенье – чья?
    Судить чтоб, надобно уменье.
    Лукава истина. Двоя
    Язык, речиста, как змея.
    Однако, не бери каменье
    Чтоб гада размозжить, судья!
    Взялся судить? – смири надменье.
    Ума потребно здесь именье.

    avatar
    67
    То обстоятельство, что я практически в одиночку создаю метод (с терминологией, с описанием правил, процедур), овладение которым дарит вам новую человеческую потребность, как электричество, как интернет, меня не удивляет. Я в одиночку, идя против всех, создал теорию перевода как науку. Написал на эту тему две диссертации, одну защитил в Киеве в 1988 году. И вот, я опять пру против всех. И опять я окажусь прав, а ваши аргументы (если это можно назвать аргументами) станут тем историческим контекстом, в котором остаивал себя классический метод. Вот увидите. Время левой рифмы кончилось. Иначе поэзию никто не будет читать.Я серьёзно. Примите это как диагноз. Больному необходимо от многого отказываеться. От левой рифмы - в первую очередь. Я только что сделал обзор по теме "Современная поэзия Франции". Там желающих быть поэтами очень много, но их никто не читает. Все тексты написаны либо голимым верлибром либо ритмизированной полупрозой. Рифмы нет вообще. По сравнению с французами мы выглядим лучше, но тенденция скатиться до их уровня есть. Я намерен её переломить. Я хочу вернуть читателя поэзии. А для этого нужно учиться писать так, чтобы тебя читали. У меня,Ю кстати, книжки "Либрусек" ворует - читают значит, раз ворует.
    1-10 11-20
    Оставлять комментарии в Блоге редакции могут только зарегистрированные пользователи и авторы Сайта высокой поэзии.
    Как стать нашим автором
    Новые публикации

    Нектар (0) [солхат]

    Свечение веков (1) [Юрий Куликовский]

    *** (1) [Никита Зонов]

    Далеко не девственница самосодомизированная рогами ее собственного порока (6) [Таша Новалуцкая]

    Осенняя идиллия (0) [Наталья Осыпа]

    Ночь воздвигает алтари (0) [Юрий Куликовский]

    Путь души (0) [Юрий Куликовский]

    Слияние с Софратой (0) [Наталья Осыпа]

    Письмо из леса (2) [Олег Л. Воробьёв]

    Отшельническое (0) [Наталья Осыпа]

    Чужой мой город (0) [Наталья Осыпа]

    Соловей (2) [Майя Звездинка]

    Кривая осени (0) [Наталья Осыпа]

    Домики-домишки (переделка старого) (0) [Наталья Осыпа]

    Это у меня осень (2) [Никита Зонов]



    Copyright Сайт высокой поэзии © 2009-2018 18+ При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна Хостинг от uCoz