Вздор рифмы, вздор стихи! Нелепости оне!..
К. К. Случевский
Сайт высокой поэзии
Регистрация | Вход Хочу Гюльчатай! - Форум поэтов  
  • Главная
  • Авторы
  • Блог редакции
  • Конкурсы
  • Форум
  • Видео
  • Аудио
  • Фото и арт
  • О сайте
  • Ссылки
  • [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS]
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Форум поэтов » Поэтические переводы » Переводы с французского языка » Хочу Гюльчатай! (О поэтической столице вселенной)
    Хочу Гюльчатай!
    ImmoralissimusДата: Пятница, 23.09.2011, 22:44 | Сообщение # 1
    Гуру
    Автор
    Сообщений: 262
    Награды: 1
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    ХОЧУ ГЮЛЬЧАТАЙ!

    Время от времени на нашего главного суперадминестратора находит хандра и она начинает ругать сайт и всё что мы на нём делаем. Хорошо хоть в частной переписке. Я пытаюсь убедить её, что всё не так плохо, что мы ещё отлично выглядим на фоне многочисленных неудавшихся начинаний, но я подозреваю, что Ольга потому и возвращает меня к этой теме, что я умею проливать бальзам на её благородную душу. А без бальзаму - как? Вот и теперь я хочу теперь уже не в частной переписке а на сайте восхвалить наше общее детище, потому что дня три инспектировал аналогичные французские сайты и пришёл к выводу, что литературной столицей земного шара на некоторое время стал Симферополь, потому что именно здесь расположена скромная штаб-квартира Сайта Высокой Поэзии.

    Впечатление от просмотра самое печальное. Я искал форум, посвящённый проблемам стихотворного перевода с целью найти на нём переводчика своей монографии "Поэтика выбора", но после трёхдневных поисков и просмотра наиболее обещающих названий пришёл к выводу, что стихотворный перевод, равно как и само сочинение поэзии, глубоко безразлично совеременным французам. Большинство сайтов имеет одно-два сообщения, не более десятка посещений. Убогость и мерзость запустения царит во француской литературе после Артюра Рембо, который и ввёл в моду голимый абсурд и верлибр, хотя прославился как поэт благодаря рифмованным стихам, написанным, впрочем, не им, а Плем Верленом, который так расплачивался с ним за сексуальные услуги. Отказ от строгой рифмы привёл поэзию Франции к полной и окончательной деградации. Ни одного достойного имени! Сплошная лабуда! Что же тогда делается на англоязычных форумах, если некогда поэтическая столица Европы пребывает в столь плачевном остое? У французов хоть есть великая поэтическая традиция а вместе с ней и надежда на ренессанс, а у англофонов эта традиция куда менее яркая, чтобы не сказать совсем тусклая... Да, мы в сравнении с ними просто поэтический Олимп!

    Я, впрочем, нахожу простое объяснение данному положению дел: во Франции начисто отсутствует интерес к стихотворному переводу, хотя это престижная интеллектуальная игра сама рано или поздно находит себе высоколобых адептов. Я хотел бы издать на французском свою монографию из культуртрегерских соображений. Теперь мы по отношению к Франции (да и всему западу) выступаем нацией-донором, а она скромно занимают место реципиентки. Как это всё же льстит самолюбию - чувствовать себя цивилизатором Парижа! Стихотворный перевод хотя по своей сути и не является оргинальным творчеством, а значит стоит как бы на втором месте после первозданной поэзии, однако именно он является тягловой лошадью, а точнее - ишаком, везущим сочинителя поэзии вперёд, к славе! А ведь кроме стихотворного перевода есть ещё стихотворный же извод, о котором и у нас-то впервые слышат, а на в Париже и подавно...

    Здесь уместно разъяснить, что же это за новый жанр такой - извод стихотворный. Вообще-то он не новый, а известный с древнейших времён. У Хорхе Луиса Борхеса в стихотворении "Третий" я нашёл такие строки:

    Ни одного поступка нет на свете,
    Который не был бы еврейской рыбою.

    Итак, то, что я называю наукообразным термином "извод" в известных кругах именовалось "рыбой". Откуда такое название? Из Библии: "Ты сокрушил голову левиафана, отдал его в пищу людям пустыни" (Псалом 73:14). Левиафан и называется Борхесом "рыбой". А в другом его стихотворении "Голем" мельком говорится о том, что собой представляет эта игра:

    Желая знать, что Бог один лишь знает,
    Иуда Лев через перестановку
    Букв в именах и их рекомпоновку
    Нашёл имя, язык что препинает,

    Так страшно оно.

    Итак, речь идёт о перестановках букв. Возьмём стих "Нас тысяча на берегу Каялы" (Арсений Тарковский. "Только грядущее"). Вот его букворяд: АБГЕКЛНРТУЧЫЯ. Из этого неполного алфавита изводится (отсюда и термин - извод) зачин - первые две строки сквозного сонета:

    Научить тебя, Божья раба,
    Телепатии, чтению тайных
    Мыслей особей волчьих не стайных,
    Потрепала которых судьба?
    Хочешь, я воспою низость лба
    Да пологость в стихах всечитайных?
    Знаешь, рифм сколько несочитайных
    Вдруг становятся в ряд и люба
    Взору каждая! Ух, не слаба
    Как поэма из слов предкитайных,
    Вся из кликов она причитайных:
    Гюльчатай, я твой Али-Баба...
    Вот, сейчас моя дунет труба...
    Ойных всхлипов-то сколько да айных!

    А теперь самое время триумфа! Он состоит в том, что процитированное выше стихотворение проиллюстрировано Шарлем Бодлером в РУССКОМ сооригинале его знаменитого стихотворения:

    XCVIII. – L’amour du mensonge

    Quand je te vois passer, ; ma ch;re indolente,
    Au chant des instruments qui se brise au plafond
    Suspendant ton allure harmonieuse et lente,
    Et promenant l’ennui de ton regard profond;
    Quand je contemple, aux feux du gaz qui le colore,
    Ton front p;le, embelli par un morbide attrait,
    O; les torches du soir allument une aurore,
    Et tes yeux attirants comme ceux d’un portrait,
    Je me dis: Qu’elle est belle! et bizarrement fra;che!
    Le souvenir massif, royale et lourde tour,
    La couronne, et son c;ur, meurtri comme une p;che
    Est m;r, comme son corps, pour le savant amour.
    Es-tu le fruit d’automne aux saveurs souveraines?
    Es-tu vase fun;bre attendant quelques pleurs,
    Parfum qui fait r;ver aux oasis lointaines,
    Oreiller caressant, ou corbeille de fleurs?
    Je sais qu’il est des yeux, des plus m;lancoliques,
    Qui ne rec;lent point de secret pr;cieux;
    Beaux ;crins sans joyaux, m;daillons sans reliques,
    Plus vides, plus profonds que vous-m;mes, ; Cieux!
    Mais ne suffit-il pas que tu sois l’apparence,
    Pour r;jouir un c;ur qui fuit la v;rit;?
    Qu’importe ta b;tise ou ton indiff;rence?
    Masque ou d;cor, salut! J’adore ta beaut;.

    ПОДСТРОЧНЫЙ ПЕРЕВОД

    Когда ты выходишь, такая томная,
    Под звуки музыки, разбивающиеся о потолок,
    Как бы задерживая медленную и гармоничную походку
    И выражая глубоким взглядом саму скуку,

    Когда я созерцаю в цвете газовых рожков твой бледный лоб,
    Украшенный болезненной привлекательностью,
    Где светильники вечера зажигают зарю,
    И твои глаза пленяют, как портрет,

    Я говорю: как она красива и странно свежа,
    Тяжкое воспоминание, царственное, массивное
    Венчает ту, чьё сердце, смятое как персик,
    Зрело, как эта плоть, для знающего толк в любви.

    Кто ты, осенний фрукт для утончённого вкуса,
    Траурная урна, ждущая нескольких слезинок,
    Аромат, заставляющий мечтать о далёких оазисах,
    Ласковая подушка, корзинка с цветами?

    Я знаю, что есть глаза, грустнее которых не бывает,
    В них нет никакой драгоценной тайны,
    Ларцы без безделушки, медальоны без реликвий,
    Более пустые и глубокие, чем даже вы, небеса!

    Но не достаточно ли того, что ты – наважденье,
    Радующее сердце, которое бежит от правды,
    И что мне твоя глупость и твоё безразличие?
    Маска и декорация, здравствуй! Я влюблён в твою красоту!

    CVII. ЛЮБОВЬ К ОБМАНЧИВОМУ

    Когда, небрежная, выходишь ты под звуки
    Мелодий, бьющихся о низкий потолок,
    И вся ты - музыка, и взор твой, полный скуки,
    Глядит куда-то вдаль, рассеян и глубок,

    Когда на бледном лбу горят лучом румяным
    Вечерних люстр огни, как солнечный рассвет,
    И ты, наполнив зал волнующим дурманом,
    Влечешь глаза мои, как может влечь портрет, -

    Я говорю себе: она еще прекрасна,
    И странно - так свежа, хоть персик сердца смят,
    Хоть башней царственной над ней воздвиглось властно
    Все то, что прожито, чем путь любви богат.

    Так что ж ты: спелый плод, налитый пьяным соком,
    Иль урна, ждущая над гробом чьих-то слез,
    Иль аромат цветка в оазисе далеком,
    Подушка томная, корзина поздних роз?

    Я знаю, есть глаза, где всей печалью мира
    Мерцает влажный мрак, но нет загадок в них.
    Шкатулки без кудрей, ларцы без сувенира,
    В них та же пустота, что в Небесах пустых.

    А может быть, и ты - всего лишь заблужденье
    Ума, бегущего от истины в мечту?
    Ты суетна? глупа? ты маска? ты виденье?
    Пусть - я люблю в тебе и славлю Красоту.

    (Перевод Вильгельма Левика)

    СТРАСТЬ К МИСТИФИКАЦИИ

    Когда выходишь ты с ленивостью беспечной
    Под звуки музыки, что бьются в потолок,
    То бёдра твои с их гармонией навстречной
    Не в силах описать поэта бедный слог.

    И когда я смотрю с влюблённостью обречной
    На твой блудницы лоб, который так полог –
    Он пышной люстрой озаряем яркосвечной!
    То взор твой развращён как к прелести прилог.

    Молюсь: как хороша и странно свежа в вечной
    Юдольной суете та, память о ком – клок
    С овцы паршивой и в чьей грешно-человечной
    Душе уже взимал червь с персика налог.

    Кто ты – живой портрет в оправе безупречной,
    Влюбляющий в себя, берущий сон в залог,
    Молох, что жертвою не сыт новоиспечной?
    Шлет стрелы твоих глаз искуснейший стрелок!

    Я знаю, есть глаза с тоскою неизречной,
    В них нет никаких тайн, пустые как брелок,
    Готовые на всё столь ради краткотечной
    Забвения волны... Закат зрачков… Белок…

    Не хватит ли того, что ты – виденье млечной
    Разрыв-травы, а я – не сброшенный молок,
    А Шарль Бодлер, поэт с душой неискалечной.
    Прости меня, Париж, за честный эпилог!

    PS

    Видите ли, пологий, а значит и низкий лоб (такой был у моей последней любовницы Таньки Гориной) - это неизбежный ввод, если употреблять здесь терминологию, наработанную теорией стихотворного перевода. Без ниго монорифмическая композиция ну никак не получилась бы. Конечно, вместо "низость лба" в изведённом мною сонете можно было бы вставить "бледность", а на месте слова "пологость" годится разве только "высокость". Но Гюльчатай (имя киногероини - отсюда!) явно видится не светской красавицей из английского дворца. Это дикарка, которая всю юность проспала в одной юрте со своими родителями и братьями и даже грешить не научилась... Ух! Хочу Гюльчатай!


    Сообщение отредактировал Immoralissimus - Пятница, 23.09.2011, 22:51
     
    Профиль   Страница  
    ImmoralissimusДата: Суббота, 24.09.2011, 08:43 | Сообщение # 2
    Гуру
    Автор
    Сообщений: 262
    Награды: 1
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    Ах, да, совсем забыл. Приношу свои извинения всем блондинкам!
     
    Профиль   Страница  
    ImmoralissimusДата: Понедельник, 16.07.2012, 00:39 | Сообщение # 3
    Гуру
    Автор
    Сообщений: 262
    Награды: 1
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    Для того, чтобы понять, о чём тут идёт речь, надо прочесть в разделе "Интекст, контекст, пантекст" обе статьи под названием "Бог Луны", в особенности вторую, где речь идёт о Тоте Египетском. Там опубликован в комментарии сонет, который я здесь воспроизвожу, а к нему ещё один - в тему:

    Прочёл предыдущее? Тотчас
    Последующее читай:
    Однако же знает свой Тот час,
    Ценящий красу Гюльчатай*.
    На маленькой «Сессне» в точь тотч ас
    Садится - во сне не мечтай! –
    На Площади Красной и в тот час
    Автограф – герой почитай! –
    Даёт загулявшим туристам,
    Которые есть там всегда.
    И ты мирным будь трактористом,
    Чей трактор в полёт иногда
    Взмывает порой вертикальный,
    Денница, двойник мой зеркальный.

    Сказать, что «Хочу Гюльчатай!» ты статью
    Писал под диктовку как можно?
    Однако же рифму нашёл ты свою
    Не без Бога-Слово вспоможно.
    Выходит, ты волю исполнил Мою,
    Съязвив под конец, что возможно,
    Открыв, прочитать, ценя шутку (но чью!
    Свою ли?) – «Блондинки, вам ожно?»
    Каким оком так далеко наперёд
    Ты предусмотрел себе слово,
    Что надобно в рифму, ту что не соврёт,
    Ответь Мне, Разбойный Солова?
    Не третьим ли лобным? Под костью оно.
    Развить это зренье не многим дано.

    Вообще-то в русском языке слово "тотчас" не рифмуется... Но вот оказывается найдены четыре рифмы, и какие! Конечно, оборот "точь в тотч" несколько отличается от привычного "в точь тотчь", но ценитель языка сращу увидет в нём образ: "точь" женского рода, "тотч" мужского, получается интригующая воображение антитеза двух родов, что оправдывает инновацию. Но больше всего поражает уместность стиха "Ценящий красу Гюльчатай". Такое впечатление, что я статью с таким названием специально год назад написал для этого контекста. Второй сонет раскрывает тайну этого и подобного ему предзнания - у меня развилось необычное зрение... Должно быть, от многолетнего целибата!


    Сообщение отредактировал Immoralissimus - Понедельник, 16.07.2012, 00:53
     
    Профиль   Страница  
    Форум поэтов » Поэтические переводы » Переводы с французского языка » Хочу Гюльчатай! (О поэтической столице вселенной)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Яндекс.Метрика
    Copyright Сайт высокой поэзии © 2009-2018 18+ При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна Хостинг от uCoz