Вздор рифмы, вздор стихи! Нелепости оне!..
К. К. Случевский
Сайт высокой поэзии
Регистрация | Вход Виктор Галин-Архангельский - Форум поэтов  
  • Главная
  • Авторы
  • Блог редакции
  • Конкурсы
  • Форум
  • Видео
  • Аудио
  • Фото и арт
  • О сайте
  • Ссылки
  • [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS]
    Страница 1 из 11
    Форум поэтов » Литературный раздел » Русская поэзия второй половины XX века » Виктор Галин-Архангельский
    Виктор Галин-Архангельский
    vigovskyiДата: Пятница, 03.02.2017, 15:43 | Сообщение # 1
    Автор
    Сообщений: 10
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    Галин-Архангельский (Мурзин), Виктор Викторович. Родился 8 апреля 1956 года в Ростове-на-Дону. Поэт. Активный участник «самиздата» 1970-80-х гг., организатор поэтических и бардовских фестивалей, сообществ литературного и художественного андеграунда.
    В середине 1980-х годов Виктор Мурзин взял псевдоним Галин-Архангельский - в память о близкой подруге, поэтессе-диссидентке, погибшей при загадочных обстоятельствах. (То, что её убили агенты КГБ, для Виктора было не предположением, а знанием).
    В 1990-е публиковался в журналах «Южная Звезда», «Новый Карфаген», в «Антологии современной Донской поэзии», периодической печати. Автор нескольких сборников стихотворений, поэм и рассказов. В 1992 - 1993 гг. в Ростове-на-Дону вышли две книги избранной лирики Виктора Галина-Архангельского: «Король Лир» и «Алхимия рифмы».
    11 декабря 1995 года умер от отравления.

    ПОСЛЕДНИЙ КРИК (август 1991 года)

    …Короли, но не Лиры…
    Кому там в твои тридцать пять
    Взбредёт куклу в подарок искать
    Среди адовой тризны?
    Ну а я… - Я готов
    за подарком для Рыжей стоять:
    У руин «Детских Миров»
    Разбитой бунтами Отчизны…

    Хочешь, куклу куплю?
    Хочешь,- ночи и дни напролёт
    Всю тебя и везде исцеловывать истово буду?!
    Потому что люблю.
    Потому что капризы твои –
    Несусветная; даже – желанная крайне! – причуда…

    Потому что двоим –
    Люто холодно жить меж людей…
    А нежней, моя Рыжая… -
    кто ж полюбить тебя сможет?..
    Будешь «Блоковской Дамой»?..
    Ах, рыжий ты мой Муравей! –
    Забери мою жизнь!, - если это хоть в чём-то поможет:

    Чтоб в глазищах прекрасных,-
    Той дымчатой осени в тон
    И оттенка медового –
    робкая грусть не таилась…
    Хочешь куклу?..
    Напрасно…
    Их, всяких – гляди!: миллион!..
    Я ведь выберу – новую…
    И чтобы локоны лились,

    Как твои: медью медь!
    Чтоб – давно позабытым уж сном
    Снова детство вернулось…
    Я буду стихи Элюара
    Осторожно читать - …
    и у ног твоих буду сидеть:
    Мягким шёлковым псом –
    В кружевах твоего пеньюара…

    …Хочешь Куклу, родная?
    Ведь мы растеряли давно
    Всю и ласку и нежность и только корячатся тени
    Дикой Смуты… - и знаю, -
    Спасенье осталось одно:
    Трепет женской души
    в этом проклятом смрада броженьи…

    Так – иди же, иди!!!
    Я Влюблённый – но я не Слепой!:
    Ты – устала, устала, устала, - устала!: устала!!!
    Прячь лицо у меня на груди!
    Я – немыслимо ТВОЙ.
    А потом -
    я куплю тебе куклу:
    как девочке малой…

    Будет – кукла «Наташа»…
    И пусть пулемётным огнём
    (как вчера
    юнкера!!!)
    Транспортёр хлещет площадь Манежную
    Со сферических башен –
    Плевать!:
    Мы запрёмся, замрём.
    Перебесятся.
    Слышишь?!
    Иди же, иди ко мне, нежная!..

    Пусть стреляют за окнами!..
    Будем лишь Мы и Кровать:
    Без Истории с буклями…
    И не хочу я другую,-
    Лишь тебя…
    Чтобы - …куклу
    в чаду баррикадном искать:
    В дни восстания – куклами,
    кажется,
    тоже торгуют…

    PATRIA ETERNA

    Октябрь и безлюдье. Разбитый волной парапет.
    Пустая пивная. Девчоночки броские патлы.
    И смех кавалера-подростка куражливый вслед:
    - «Ну чё ты там, дядя! Козёл! Не подглядывай, падла!»

    Сгущаются тучи и сыростью тянет с реки
    В свинцовой воде ледяной зябко прыгает бакен.
    Под грязным киоском в оскале желтеют клыки
    Дрожащей от холода, жалкой бездомной собаки.

    Она в злобном страхе затравленно, глухо рычит,
    С тоской человечье-звериной мечтая о вкусном.
    А может, в прилипшем к хребту это брюхе урчит,-
    В котором, наверное, суток так несколько пусто…

    Рыбёшка плывёт, выставляя в барашках воды
    Белесые брюшки с отчётливым запахом гнили.
    Как – виселиц некогда стенькины плыли плоты,
    А позже немного – бойцы «Добр. Армии» плыли…

    Бежать. Но – КУДА??? От судьбы куда деться родной?!
    От этого «чё ты, козёл?»; от девчоночки плача;
    От стёкол разбитых заброшенной летней пивной?..
    «Там» - даже собаки рычат не по-русски, - иначе.

    …Наверное, это и есть Генофонды Руси:
    В заплаточках бабка, - каких «Цитадель Коммунизма»
    Забыла и знать – с тихим вздохом («смотри ж не куси!»),
    С не русским совсем, чисто западным, ИХ прагматизмом

    В отделе колбасном в толпе на ногах прикорнув
    (полпенсии отдав за фунтик филейки заморской!) –
    Довесок достанет, колбасный пакет развернув…
    И – сунет опасливо злобному псу под киоском.

    АБРИКОСОВЫЙ СЕТТЕР
    В города, между домами старыми,
    По асфальту шлёпая лапами мокренько,
    Абрикосовый сеттер шнырял бульварами,
    Не обращая вниманья на окрики.

    Вертел хвостом, обнюхивал лужицы,
    Деревья – да и вообще весь город –
    И ему казалось, наверное: кружится
    От бега город! И – лаял со вздором

    На город вертящийся: до восторга.
    А к нему от старушки «а ля Каренина»
    Рванулся такой же полный восторга
    Белый комочек зефира вспененный:

    Взбалмошный пудель. Скулил обиженно;
    Стоял, приветливо зубы скаля,
    Лапки сложив, - просился униженно:
    Всего лишь гулять. А его – не пускали…

    Он смолк, уронив поводок натянутый –
    Разочарованный всем на свете
    Зефирно-белый пудель обманутый.
    И к нему подошёл Абрикосовый сеттер

    И ткнулся носом в чёрный нос белого;
    Мордой о мордочку по-человечьи
    Потёрся: судьба, мол, нас псами сделала;
    Ну – не пускают; а хныкать нечего!

    А старушка соскучилась по кофейнику:
    - Домой, Вили! Кофею сварим!
    …И задумчиво вслед им чесал под ошейником
    Абрикосовый сеттер на мокром бульваре…

    КОРОЛЬ ЛИР

    Облегчённо умчались кареты, звеня,
    И кружит музыкальный играющий ящик
    Чередой звонких кукол. Я вычурный ящер
    Из реликтовых мелов. …Девчонка щенят

    В подоле сарафановом сладко баюкает,
    С молоком тычет соску в чернявый их рот…-
    Это я или нет? С нею рядом? А с клюкою
    С нами рядом тогда – кто? …Я тот и не тот,

    Что когда-то звенел звонкой дверцей кареты,-
    Выпускал своих Золушек ночью на бал,
    А потом погибал хулиганом отпетым
    По-есенински нежно… Я не отпускал

    На последний твой бал-карнавал-маскарад
    Непослушную гадкую девку-сластёну:
    Свою Золушку!.. Сколько ночей уж подряд
    Я, как белочка в лапках орешком калёным,

    Всё играюсь тобой, всё верчу опрометчиво,
    Исступлённо – пытаюсь хоть чуть обогреться
    Тусклым отблеском Золушки с волосом гречневым
    И каштановым и золотистым… Но дверца

    Уж не хлопнет, как прежде бывало,- на бал
    Выпуская вспорхнувшую Фею хохочущее
    И смело… Только кружит в ночи карнавал
    Музыкальных фигур с механически точащим

    Изнурительным скрипом: шкатулочный мир,
    Что три века назад злой башмачник из Дрездена
    Сотворил, став пророком… Ты видишь? Я Лир,
    Твой Король… А шкатулка – пророка Отметина…

    Проклятущая мета Времён и Зеркал…
    Ну куда ты ушла в Зазеркалье?! …Примета:
    Вот орешек разгрызанный чуть не упал
    За стремительной, в шашечках, дверцей кареты

    На резиновый коврик… По городу вдоль
    Слепо скачущей с гадко приткнувшимся Лиром
    На подушках в углу… Он спешит не в «Бристоль» -
    Он бежит от себя… Позаброшена лира;

    Он орешек грызёт; словно белочка в лап…-
    Видишь, чёрт побери, как он вертит и вертит
    Этот ярко хрустальный кусочек крыла?!
    Так и эдак и эдак и так и хоть верьте

    Хоть не верьте – а всё же примета примет:
    Раз он чуть не упал на резиновый коврик –
    Значит скоро поднимет его Архимед
    Рычагами любви под настойчивый окрик

    Ассирийца-погонщика; плетью неистовой –
    Как осла, как осла, как осла, как осла
    В неподъёмной арбе – будет злобно нахлыстывать:
    - Не спасла!!!

    Ах, кареты тебе?! А кнута не желаешь ли?!
    А арбы неподъёмной, скотина, не хошь?!
    И… - кнутом всё, кнутом… И с такою вот, знаешь ли,
    Омерзительной и вызывающей дрожь

    Прикасаньем кнута к шевиотовой кожице
    Изнурённого ослика тле бытия –
    Бития!: гадкой пакостью… Скривится рожицей
    Чёрно сморщенный чёртик ехидный: - Свинья!

    Всё орешков тебе? Подавай тебе Золушку?
    Затрясётся, смеясь; хохоча, пристыдит:
    - Забывай-ка, «мон шер», своё Красное Солнышко,-
    И копытцем восторженно зацокотит

    И заблеет козлом: волочи, волочи
    Поскорей, мол, дурак, ту арбу! – и не смей
    Мне отлынивыть!.. Брякнут, впуская, ключи;
    Распахнётся дубовая дверь – а за ней

    Будут жарить людей,
    Предавая огню.

    Силе чёртовой всей
    Первым блюдом в меню

    Поэтесса та станет с дырою во лбу,
    Что стыдилась по-клоунски тешить толпу

    Худосочным стишком – и поэт, что везёт
    Ей дрова, исступлённо орешек грызёт,

    Угасая в подушках кареты…
    …А карета летит в октябре
    Золотистом – и Лир до рассвета
    Всё грызёт свой орех, одурев…

    Что, любовь моя, больно?
    Целуй меня в губы.
    Мир ужасно фривольный,
    Механически грубый,-

    Только тускло вдали светит жёлтый торшер.
    Я не робот, мне нужен тот мир по душе,

    А не этот, где нет
    Королевских карет

    И в карете у Лира
    Позаброшена лира…

    …Запорошена гулким вертящимся сном
    Искромётная палица под колесом

    В даль бегущих карет…
    О, ломай руки с хрустом!
    О, царапай,- браслет,
    Медью пахнущий вкусно

    И финифтью эмали!..
    …Нет, прощай навсегда.
    Мы своё отсверкали.
    Из обломков креста

    Мальчик с девочкой – новые Лир и Корделия –
    Терем строят пусть, страстью искрящий не слабою.
    Спи спокойно, моя дорогая Офелия,-
    Наши гвозди скрепят их, а не оцарапают.

    ЧЁРНАЯ МОЛЬ или БЕЛОЕ РЕТРО К РОВЕСНИКАМ 20-ГО ВЕКА

    Белый Город… Недавно, давно ли
    Жаркий Август стоял?..
    И – ДАВНО ЛИ ушёл в Галлиполи,
    Не сдержав у Каял

    Натиск сабель ударных Конармий,
    Крымский весь гарнизон?..
    …Белый Город. Похожи на гарпий
    Стаи чёрных ворон, -

    Деловито что по снегу скачут
    (а поди, прокормись!)…
    От Христа до Янаевской дачи –
    Хоть ты как там крестись, -

    Двоеперстьем, трёхперстием… - право:
    Щще поди, добреди…
    Все века ведь по-своему правы…
    Потеряй, обрети –

    Вековечны и Муза и Посох
    В ночь бредущих калик…
    …Белый Город… Какой, Боже, воздух!..
    Слышишь мёртвый мой крик?!

    Это – Я!: офицер контрразведки!, -
    Подпоручик-Поэт!..
    …Как горят в белом бархате ветки!..
    Боже, сколько нам лет???

    Я уж – БЫЛ!: трюмным ужасом Скверны!,-
    В Галлиполь что плыла!!!
    Ну а Ты – в прошлой жизни, наверно… -
    Гимназисткой была.

    Помнишь, как нам извозчик ( мол «Ухх-ты!») –
    Головою кивал?
    А я мех твоей беличьей муфты
    В тех санях целовал…

    Это – БЫЛО уж, было уж с нами!
    Шёл из храма народ…
    Это был, дай-ка, Боже, мне память… -
    Ах, пятнадцатый год!

    А потом, в девятнадцать – нещадно
    Век взъярился, суров:
    Петли виселиц-бронеплощадок,
    Сонм рабочих голов - …

    ЭТО Я!!! Ведь Поэты – исконе
    В контрразведки идут:
    Когда ВРЕМЯ ОТ ВРЕМЕНИ стонет
    Русь набатами «Смут» -

    И, как ангел дрожащий, трепещут
    Всех Империй крыла…
    …ТЫ в ТОЙ жизни, довольно зловещей,
    «Чёрной Молью» была –

    А я кончил в мансардах Парижа
    Пулей в собственный рот!
    Это был (да напомни!, скажи же!!!)… -
    Да. Двадцатый уж год.

    ИЗГИБ

    О, женских ног волнующий изгиб!
    Капрон колготок на белесой простыни!
    Не будет их - …ты знаешь, я погиб.
    А будет их не счесть,- как в синей роздыми

    Лукавых звёзд – вот сколько будет ног - …
    О чёрт, мне мало. Всё равно мне мало.
    Нужны ещё твои… Чтобы я мог
    Их целовать, откинув одеяло.

    ДРЯНЬ

    Я люблю тебя, Дрянь. И когда полушёпотом
    Кенгуриною ночью в постели ты лжёшь,
    И когда с первым встречным – не то что безропотно, -
    Восхитительно-самозабвенно! – идёшь –

    Кто куда поведёт… - вот. И даже (и даже!) и
    Когда ждёшь телефонного нервно звонка –
    Я Люблю Тебя, Дрянь: выносящий – уставшую! –
    Из постелей любовников на руках…
     
    Профиль   Страница  
    кардиналДата: Суббота, 04.02.2017, 22:50 | Сообщение # 2
    Автор
    Сообщений: 30
    Награды: 0
    Замечания: 0%
    Статус: Offline
    Виктор -хороший поэт.
     
    Профиль   Страница  
    Форум поэтов » Литературный раздел » Русская поэзия второй половины XX века » Виктор Галин-Архангельский
    Страница 1 из 11
    Поиск:

    Яндекс.Метрика
    Copyright Сайт высокой поэзии © 2009-2017 18+ При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна Хостинг от uCoz